Уроки истории — televid.by
Новая аптека в Речице
АПТЕКА

Уроки истории

Этот памятный знак установлен на ул.Фрунзе, на месте еврейского геттоХолокост. Это сло­во, про­изо­шед­шее от гре­че­ско­го «holokaustos», озна­ча­ет жерт­во­при­но­ше­ние с помо­щью огня. В сере­дине про­шло­го века этим тер­ми­ном стал назы­вать­ся про­цесс пред­на­ме­рен­но­го уни­что­же­ния немец­ки­ми наци­ста­ми и их при­спеш­ни­ка­ми евре­ев. Результатом «реше­ния еврей­ско­го вопро­са» ста­ли 6 мил­ли­о­нов загуб­лен­ных жиз­ней: муж­чин и жен­щин, ста­ри­ков и детей. В пери­од с 1933 по 1945 годы любой еврей, жив­ший на тер­ри­то­рии Германии и в окку­пи­ро­ван­ных ею стра­нах, был обре­чен на смерть, раз­ни­лись лишь сро­ки. Со дня фашист­ской окку­па­ции срок жиз­ни речиц­ких евре­ев соста­вил менее 4-​х меся­цев.

Решение об эва­ку­а­ции граж­дан­ско­го насе­ле­ния Речицы было при­ня­то 28 июня 1941 года. По све­де­ни­ям быв­ше­го речи­ча­ни­на, а ныне изра­иль­ско­го исто­ри­ка Леонида Смиловицкого, мест­ные вла­сти обхо­ди­ли еврей­ские дома и уго­ва­ри­ва­ли их жиль­цов уез­жать. Для эва­ку­а­ции были выде­ле­ны товар­ные вагоны-​теплушки, для посад­ки на кото­рые нуж­но было предъ­явить лишь справ­ку город­ских вла­стей.
Бежать или остать­ся? Эту дилем­му каж­дая еврей­ская семья реша­ла само­сто­я­тель­но, ведь к эва­ку­а­ции нико­го не при­нуж­да­ли. И все же боль­шин­ство еврей­ско­го насе­ле­ния горо­да (по дан­ным пере­пи­си 1939 года евре­ев в Речице про­жи­ва­ло 7237 чело­век, или 24%) реши­лось на отъ­езд. В нема­лой сте­пе­ни это­му спо­соб­ство­ва­ло при­бли­же­ние фрон­та, пото­ки еврей­ских бежен­цев, эва­ку­и­ро­вав­ших­ся из запад­ных обла­стей Беларуси, и пустые дома сосе­дей, уехав­ших ранее.
Но уеха­ли не все. Согласно иссле­до­ва­ни­ям, про­ве­ден­ным еще одним изра­иль­ским исто­ри­ком, так­же быв­шим речи­ча­ни­ном Альбертом Кагановичем, из евре­ев отка­за­лись эва­ку­и­ро­вать­ся нетру­до­спо­соб­ные, немощ­ные ста­ри­ки, с кото­ры­ми оста­лись невест­ки или доче­ри, дети и мно­го­дет­ные мате­ри. Старики пом­ни­ли окку­па­цию горо­да немец­ки­ми вой­ска­ми в Первую миро­вую вой­ну. Ничего, успо­ка­и­ва­ли они сво­их близ­ких, пере­жи­ли тех нем­цев, пере­жи­вем и этих. Как же они оши­ба­лись!
Передовые части вер­мах­та вошли в Речицу 23 авгу­ста 1941 года. Не встре­тив серьез­но­го сопро­тив­ле­ния, вой­ска дви­ну­лись даль­ше на восток, а в горо­де раз­ме­сти­лись под­раз­де­ле­ния геста­по, СД, поли­ция без­опас­но­сти, граж­дан­ская, поле­вая и охран­ная поли­ция, отряд войск СС. Сразу после окку­па­ции был состав­лен спи­сок остав­ших­ся в горо­де евре­ев. Все еврей­ское насе­ле­ние долж­но было нашить на одеж­ду жёл­тые звез­ды, а на спине напи­сать мелом «Jude». Евреям запре­ти­ли появ­лять­ся в обще­ствен­ных местах. Вскоре нача­лись и пер­вые рас­стре­лы.
Но «окон­ча­тель­ное реше­ние еврей­ско­го вопро­са» оди­ноч­ны­ми рас­стре­ла­ми вопло­тить в жизнь было невоз­мож­но. В сере­дине нояб­ря 1941 г. всех евре­ев согна­ли в два двух­этаж­ных зда­ния на тер­ри­то­рии быв­шей тюрь­мы, кото­рые нахо­ди­лись на углу улиц Фрунзе и Советской. Как и во мно­гих дру­гих горо­дах Беларуси нем­цы здесь устро­и­ли гет­то, обне­ся тер­ри­то­рию колю­чей про­во­ло­кой высо­той око­ло 2 мет­ров. Вход и выход осу­ществ­лял­ся через про­ход­ную буд­ку. Узники содер­жа­лись в необы­чай­ной тес­но­те, по 40 чело­век в каж­дой ком­на­те, поэто­му они мог­ли толь­ко сто­ять. Днем ста­но­ви­лось чуть про­стор­нее, когда тру­до­спо­соб­ных заби­ра­ли на рабо­ты. Гетто тща­тель­но охра­ня­лось поли­ца­я­ми. Сюда же были поме­ще­ны воен­но­плен­ные, ком­му­ни­сты и акти­ви­сты. Их рас­стре­ля­ли утром 25 нояб­ря.
Согласно доку­мен­там ЧГК (Чрезвычайной госу­дар­ствен­ной комис­сии по рас­сле­до­ва­нию зло­де­я­ний, совер­шен­ных немецко-​фашистскими захват­чи­ка­ми), в кон­це нояб­ря 1941 г. в четы­ре часа дня к гет­то подъ­е­ха­ло семь авто­ма­шин. Узникам объ­яви­ли, что их везут в сов­хоз уби­рать капу­сту и мор­ковь. В каж­дую маши­ну гру­зи­ли по 40-​47 чело­век, затем их уво­зи­ли к про­ти­во­тан­ко­во­му рву, выры­то­му речи­ча­на­ми во вре­мя обо­ро­ни­тель­ных работ в июле 1941 г.(в рай­оне костно-​туберкулезного сана­то­рия). Людей выгру­жа­ли и по 15-​20 чело­век заго­ня­ли в ров. После того как отби­ра­ли серь­ги, коль­ца, брас­ле­ты и дру­гие укра­ше­ния, рас­стре­ли­ва­ли из авто­ма­тов. Несколько чело­век помо­ло­же пыта­лись бежать, но так­же были уби­ты.
Групповые рас­стре­лы про­дол­жа­лись до вто­рой дека­ды декаб­ря. Мест, где рас­стре­ли­ва­ли евре­ев, было несколь­ко. Кроме упо­мя­ну­то­го выше про­ти­во­тан­ко­во­го рва, рас­стре­лы про­во­ди­лись в лесу по доро­ге на д.Озерщина, непо­да­ле­ку от д.Бронное, метиз­но­го заво­да и вин­за­во­да, а так­же в самом гет­то. Именно в гет­то в огром­ной яме, выко­пан­ной сами­ми жерт­ва­ми, за один день было уни­что­же­но, по раз­ным дан­ным, от 420 до 500 чело­век. Согласно отче­ту ЧГК, в Речице было рас­стре­ля­но 785 семей евре­ев, или око­ло 3-​х тысяч чело­век.
Спастись уда­лось еди­ни­цам. Фашистская маши­на уни­что­же­ния не дава­ла сбо­ев. Что мог­ли про­ти­во­по­ста­вить ей люди? Только свое муже­ство. И в Речице, как и во мно­гих дру­гих бело­рус­ских горо­дах, нашлись смель­ча­ки, не побо­яв­ши­е­ся (а за это пола­гал­ся рас­стрел) при­ютить, спа­сти обре­чен­но­го на смерть еврея. Израильский исто­рик А.Каганович назы­ва­ет их име­на: житель д.Жмуровка Горошко, речи­чан­ки Елизавета Гаврилова, Лидия Назарова и Елена Богданова. Последняя пол­то­ра года пря­та­ла 11-​летнюю Ларису Урецкую – лишь она одна смог­ла убе­жать из Речицкого гет­то. В спа­се­нии Урецкой так­же при­ни­ма­ли уча­стие семьи речи­чан Горшковых, Ференцевых, Козорезовых, Станкевичей и даже жена речиц­ко­го бур­го­мист­ра Карла Герхарда. В мае 1943 года Богдановой уда­лось пере­пра­вить Ларису в пар­ти­зан­ский отряд им.Ворошилова. Речичанка Ольга Онищенко – связная-​подпольщица – пря­та­ла в сво­ей квар­ти­ре 19-​летнюю Марию Рохлину. В Речицком клу­бе еврей­ской куль­ту­ры «АМИ» назва­ли имя еще одной речи­чан­ки – Лидии Антоновны Атаманчук, нашед­шей в полу­раз­ру­шен­ной сина­го­ге сви­ток Торы и пря­тав­шей его всю окку­па­цию. «Праведник наро­дов мира» – такое зва­ние Национальный инсти­тут Катастрофы и Героизма еврей­ско­го наро­да Яд-​ва-​Шем при­сва­и­ва­ет людям, кото­рые в пери­од Холокоста с риском для жиз­ни, сво­ей и сво­их близ­ких, спа­са­ли или спо­соб­ство­ва­ли спа­се­нию евре­ев. Из речи­чан это­го высо­ко­го зва­ния были удо­сто­е­ны Елена Богданова и Ольга Онищенко.
Памятник на еврейском кладбище, установленный В.И.РесинымЗакончилась вой­на, с фрон­та и эва­ку­а­ции в город ста­ли воз­вра­щать­ся евреи-​речичане. За годы воен­ных лет жил­фонд Речицы почти не постра­дал, так что здесь ста­ли селить­ся евреи, жив­шие до вой­ны в Василевичах и дерев­нях рай­о­на. В 1946 г. по ини­ци­а­ти­ве быв­ше­го фрон­то­ви­ка Хаима Гуменника часть остан­ков евре­ев, рас­стре­лян­ных в про­ти­во­тан­ко­вом рве в рай­оне костно-​туберкулёзного сана­то­рия, была пере­за­хо­ро­не­на в брат­ской моги­ле на еврей­ском клад­би­ще. На листе жести, при­би­том к про­сто­му кир­пич­но­му памят­ни­ку, была над­пись: «Здесь похо­ро­не­ны мир­ные люди, уби­тые гит­ле­ров­ца­ми 25 нояб­ря 1941 г. Родными они пре­да­ны зем­ле и Богу. Кровь люд­ская напрас­но не долж­на про­лить­ся». Примерно в это же вре­мя непо­да­ле­ку от брат­ской моги­лы были пере­за­хо­ро­не­ны остан­ки несколь­ких чело­век, уби­тых гит­ле­ров­ца­ми в саду на углу улиц Чапаева и Вокзальной (сей­час Сыдько). Среди них был Гилель Ресин, дедуш­ка нынеш­не­го пер­во­го заме­сти­те­ля мэра Москвы Владимира Ресина.
В 1994 году на пожерт­во­ва­ния речи­чан, граж­дан Израиля – выход­цев из Речицы, при под­держ­ке про­из­вод­ствен­но­го объ­еди­не­ния «Красный Октябрь» (дирек­тор М.Н.Смирнов) и опытно-​промышленного гид­ро­лиз­но­го заво­да (дирек­тор А.Н.Турок) на месте скром­но­го кир­пич­но­го памят­ни­ка был уста­нов­лен мону­мент из чер­но­го гра­ни­та с над­пи­сью: «3000! За что?». В авгу­сте 2008 года Речицу посе­тил Владимир Ресин. Побывав на еврей­ском клад­би­ще, Владимир Иосифович про­фи­нан­си­ро­вал неко­то­рые рабо­ты по его бла­го­устрой­ству, в част­но­сти, на моги­ле, где поко­ят­ся остан­ки его деда, был уста­нов­лен новый памят­ник.
Проходят годы, из памя­ти сти­ра­ют­ся собы­тия, даты, име­на людей. Но память об ужа­сах Холокоста долж­на оста­вать­ся с нами, ина­че все это может повто­рить­ся вновь. Как-​то, будучи в поль­ском Люблине, посе­тил мемо­ри­ал, создан­ный на месте кон­цен­тра­ци­он­но­го лаге­ря Майданек. За годы вой­ны в его печах и газо­вых каме­рах было уни­что­же­но 360 тысяч чело­век. В цен­тре мемо­ри­а­ла рас­по­ло­жен огром­ный мав­зо­лей, внут­ри кото­ро­го нахо­дит­ся пепел кре­ми­ро­ван­ных жертв. Круглую кры­шу мав­зо­лея вен­ча­ет над­пись, кото­рую с поль­ско­го на рус­ский мож­но пере­ве­сти так: «Пусть наша судь­ба будет для вас уро­ком». Эти сло­ва люди долж­ны пом­нить все­гда!
Влад Макаревич