Быть начеку, или Моя хата не с краю
Речицкий РЭС информирует
В магазин «Мастак» срочно требуются

Быть начеку, или Моя хата не с краю

Журналист газе­ты «Рэспублiка» вме­сте с сотруд­ни­ка­ми мили­ции про­ве­рял, лег­ко ли обма­нуть оди­но­ких пожи­лых людей.

— Я — в дом! А она, чер­но­во­ло­сая такая, с маль­чу­га­ном, кото­рый за юбку дер­жит­ся, у меня в буфе­те роет­ся. Я спра­ши­ваю: ты чего тут забы­ла? А та в ответ: дверь, мол, ищу. Какая тебе дверь в буфе­те?! Ей-​богу, выбро­сил бы за шкир­ку, если бы не ребе­нок… Не захо­тел паца­на пугать, про­сто выпро­во­дил незва­ную гостью, — вспо­ми­на­ет, как чуть не стал жерт­вой пре­ступ­ле­ния, 85-​летний пен­си­о­нер из Витебска Сергей Добринский.

Вместе со стар­шим участ­ко­вым инспек­то­ром Олегом Потаповым и его кол­ле­гой Сергеем Федоровым мы, конеч­но, рас­кры­лись перед быв­шим узни­ком фашист­ско­го конц­ла­ге­ря Дахау. Но не сра­зу. Кстати, дедуш­ка ока­зал­ся очень даже бди­тель­ным. Попытки всех душев­ных раз­го­во­ров о жиз­ни и оди­но­че­стве отмел сра­зу. Во двор не пустил, про раз­мер пен­сии умол­чал, а про­тив про­вер­ки рабо­ты газо­вой пли­ты и элек­тро­счет­чи­ка был кате­го­ри­че­ски про­тив: знаю, мол, пре­ду­пре­жда­ли про таких «умель­цев» — удостоверения-​то пока­жи­те! И даже после того как оде­тые в граж­дан­ку май­ор с капи­та­ном предъ­яви­ли доку­мен­ты, упря­мо ждал, пока я в свою оче­редь оты­щу в без­дон­ной сум­ке жур­на­лист­ское удостоверение.

Уже потом хозя­ин рас­тол­ко­вал, что пока­за­лось ему подо­зри­тель­ным. Во-​первых, при­е­ха­ли мы во вне­уроч­ное вре­мя — кто по рабо­те в семь часов вече­ра по домам шаста­ет? Во-​вторых, белый «жигу­ле­нок», кото­рый в слу­чае чего мошен­ни­кам не жал­ко будет и кинуть, — еще один насто­ра­жи­ва­ю­щий фак­тор. В-​третьих, трое здо­ро­вых мужи­ков и жен­щи­на — самая что ни на есть подо­зри­тель­ная пре­ступ­ная груп­па. «Проходимцы ныне изоб­ре­та­тель­ны. Баба будет меня отвле­кать, а муж­чи­ны — доб­ро выно­сить. В слу­чае чего и по голо­ве дадут», — при­мер­но так пред­став­лял себе наши дей­ствия бди­тель­ный витебчанин.

Но, убе­див­шись в без­опас­но­сти обще­ния с неждан­ны­ми гостя­ми, пен­си­о­нер рас­сла­бил­ся. Сообщил, что самая доро­гая вещь для него — вер­ный вот уже на про­тя­же­нии 37 лет «Запорожец». Да толь­ко дня три назад что-​то зака­приз­ни­ча­ла маши­на, даже хозя­и­на на дачу вез­ти отка­за­лась. Теперь Сергей Тимофеевич загнал ее на эста­ка­ду и сам ремон­ти­ру­ет — нуж­но гото­вить к тех­осмот­ру. Правда, поба­и­ва­ет­ся вла­де­лец ретро­не­дви­жи­мо­сти, что на этот раз отка­жут ему в выда­че нуж­ных доку­мен­тов — уж слиш­ком древ­ний экспонат.

Живет дедуш­ка один, на судь­бу не жалу­ет­ся. Обходится без соц­ра­бот­ни­ков и даже с какой-​то маль­чи­ше­чьей лихо­стью при­зна­ет­ся: хоть по дере­вьям так быст­ро, как рань­ше, лазать уже не полу­ча­ет­ся, высо­кие виш­ни тем не менее все до ягод­ки обо­брал! А еще сам дымо­ход на кры­ше почистил.

Что ж, за Сергея Добринского мы спо­кой­ны — он себя в оби­ду не даст. Проезжаем чуть даль­ше по част­но­му сек­то­ру и сту­чим­ся в дом к 79-​летней Варваре Потаповой. Зря сту­чим­ся — дверь не закры­та вовсе. Заходим, зовем хозяй­ку. Слабослышащая бабуш­ка появ­ля­ет­ся спу­стя несколь­ко минут, радуш­но зовет в «залу». Пропускным биле­том для нас ста­ли сло­ва «мы из соц­служ­бы». Участковые инспек­то­ра рас­смат­ри­ва­ют фото­гра­фии на стене, а хозяй­ка сосре­до­то­чи­ла все вни­ма­ние на мне — речь идет о пла­ни­ру­е­мом повы­ше­нии пен­сий. В раз­го­во­ре как бы слу­чай­но, инте­ре­су­юсь, успе­ла ли бабуш­ка поме­нять ста­рые день­ги на новые?

— А что, это надо сей­час делать? — удив­ля­ет­ся собе­сед­ни­ца. — Ай-​я-​яй! Я ж и не зна­ла, дума­ла — до Нового года. Как же мне теперь с гро­бо­вы­ми посту­пать, куда бежать?

Уверена: еще бы пару минут — и ста­руш­ка с удо­воль­стви­ем согла­си­лась бы на пред­ло­же­ние обме­нять купю­ры не в бан­ке, а на месте. Но так дале­ко в сво­их экс­пе­ри­мен­тах мы захо­дить и не собирались.

— Варвара Петровна, неужто нико­гда не слы­ша­ли о про­хо­дим­цах, кото­рые могут нажить­ся на вашей довер­чи­во­сти? — выхо­жу из игры и пред­став­ляю чле­нов рей­до­вой бригады.

— А боже ж мой! — сама себе удив­ля­ет­ся хозяй­ка. — Тысячу раз смот­ре­ла по теле­ви­зо­ру, слу­ша­ла по радио, сосед­ки рас­ска­зы­ва­ли, да и участ­ко­вый с месяц назад спе­ци­аль­но при­хо­дил — пре­ду­пре­ждал. Вот же быва­ет и на ста­ру­ху про­ру­ха — вы ж все таки­ми интел­ли­гент­ны­ми пока­за­лись, даже мыс­лей не было о под­во­хе! Спасибо вам за урок, впредь умнее ста­ну. И две­ри буду обя­за­тель­но закры­вать на замок. Это ж надо, как про­сто попасть­ся, — судя по все­му, бабуш­ка оста­лась доволь­на и тем, что жерт­вой обма­на не ста­ла, и тем, что ново­сти про повы­ше­ние пен­сий все ж ока­за­лись правдивыми.

Следующая оста­нов­ка — у дома Энгельсины Левиной. Ворота хозяй­ка откры­ва­ет без про­блем, две сим­па­тич­ные собач­ки Молли и Дина так же довер­чи­вы, как и наша новая собе­сед­ни­ца. Полаяв для поряд­ка, тут же успо­ка­и­ва­ют­ся и радуш­но машут хво­ста­ми. Рассказывая о сво­ем житье-​бытье, пен­си­о­нер­ка то и дело пыта­ет­ся выяс­нить: отку­да гости? Но мы дипло­ма­тич­но раз за разом ухо­дим от отве­та и про­дви­га­ем­ся в глубь дво­ра, чему хозяй­ка совсем не воз­ра­жа­ет. Через пару минут, уже рас­крыв инког­ни­то, инте­ре­су­ем­ся: неуже­ли вот так во двор она пустит любого?

— Да у нас тихо здесь, спо­кой­но. Да и брать у меня осо­бо нече­го, — при­зна­ет­ся Энгельсина Игнатьевна. — А если кто что захо­чет украсть или навре­дить, есть к кому обра­тить­ся. У нас участ­ко­вый хоро­ший, хоть и моло­дой. Испытано на себе.

Витебчанка рас­ска­зы­ва­ет, как наня­ла недав­но одно­го масте­ро­ви­то­го чело­ве­ка помочь с ремон­том. Тот и помог. Незаметно от рабо­то­да­тель­ни­цы, кро­ме ого­во­рен­но­го ранее денеж­но­го рас­че­та, вынес из дома инстру­мент ее покой­но­го мужа, дру­гие вещи. Почти на 300 руб­лей. Именно участ­ко­вый помог тогда его най­ти и дове­сти дело до суда. А еще — разо­брал­ся с хозя­е­ва­ми двух немец­ких овча­рок, кото­рые у нее на гла­зах разо­рва­ли малень­кую двор­няж­ку Ладу.

К радо­сти Энгельсины Левиной, стар­ший участ­ко­вый инспек­тор Олег Потапов обе­ща­ет обя­за­тель­но поощ­рить сво­е­го под­чи­нен­но­го, в адрес кото­ро­го выска­за­но столь­ко бла­го­дар­но­стей. Прощаемся.

— У нас на участ­ке — 95 улиц, 23 пере­ул­ка, а еще око­ло 60 садо­вод­че­ских това­ри­ществ. Так вот, одно­знач­но заме­че­но: в част­ном сек­то­ре люди более друж­ные. Здесь все­гда при­дут на помощь сосе­дям, при­смот­рят за немощ­ным чело­ве­ком, любой незна­ко­мец, путе­ше­ству­ю­щий по ули­це, — повод для насто­ро­жен­но­сти. Поэтому и пожи­лые люди чув­ству­ют себя более защи­щен­ны­ми, чем в мно­го­этаж­ных домах, где неред­ко даже сосе­ди, живу­щие за сте­ной, друг дру­га не зна­ют, — рас­ска­зы­ва­ет Олег Борисович по доро­ге к оче­ред­ной оди­но­ко про­жи­ва­ю­щей бабушке.

Лидии Кузнюк — око­ло вось­ми­де­ся­ти. В ее дом так­же попа­да­ем без про­блем — дверь, при­кры­тая тюле­вой зана­вес­кой, рас­пах­ну­та настежь. После смер­ти мужа Лидия Егоровна живет одна уже лет десять. В каче­стве ком­па­ньо­на у нее сей­час кра­си­вый рыжий пудель по клич­ке Кузя. Приблудился к дому на днях. Правда, сто­рож из него ника­кой. Пес ско­рее лох­ма­тая диван­ная игруш­ка. Но хозяй­ка отме­ча­ет: боять­ся ей нече­го. Днем вооб­ще дверь дома не закры­ва­ет. Такое бес­стра­шие, как ей кажет­ся, име­ет свои осно­ва­ния — рядом живет сотруд­ник мили­ции, а за сте­ной дома, раз­би­то­го на две поло­ви­ны — сосе­ди. Тем не менее пре­ду­пре­жда­ем ее о необ­хо­ди­мо­сти быть наче­ку. Мошенникам, как гово­рит­ся, никто не указ. И вре­мя нуж­ное под­бе­рут, и повод найдут.

— Да, несколь­ко лет назад у нас здесь, в мик­ро­рай­оне Песковатики, была заре­ги­стри­ро­ва­на серия краж путем откры­то­го досту­па. Воры, улу­чив под­хо­дя­щую минут­ку, про­ни­ка­ли в неза­кры­тые дома и дво­ры. Тащили что под руку попа­дет. Их задер­жа­ли, осу­ди­ли, — рас­ска­зы­ва­ют сотруд­ни­ки мили­ции. — Профилактическую рабо­ту про­во­дим посто­ян­но, пре­ду­пре­жда­ем о воз­мож­ных послед­стви­ях бес­печ­но­сти. Но ино­гда, к сожа­ле­нию, люди твер­до уве­ре­ны: их лич­но это нико­гда не кос­нет­ся. Но если все пожи­лые граж­дане будут соблю­дать эле­мен­тар­ные меры без­опас­но­сти, тогда и пред­по­сы­лок для совер­ше­ния новых пре­ступ­ле­ний ста­нет намно­го меньше.

В тему:

Сегодня в Витебской обла­сти про­жи­ва­ет свы­ше 125 тысяч оди­но­ких пожи­лых граж­дан. Именно эта кате­го­рия людей зача­стую ока­зы­ва­ет­ся в зоне повы­шен­но­го вни­ма­ния пре­ступ­ни­ков всех мастей. Они пред­став­ля­ют­ся соц­ра­бот­ни­ка­ми, меди­ка­ми, спе­ци­а­ли­ста­ми дру­гих служб и ведомств. В ито­ге неред­ки слу­чаи, когда мошен­ни­ки выма­ни­ва­ют или про­сто вору­ют, поль­зу­ясь довер­чи­во­стью хозя­ев, день­ги и цен­ные вещи. Продают им по бас­но­слов­ным ценам ненуж­ные това­ры. Так, в Орше нынеш­ним летом были задер­жа­ны дамы, жерт­ва­ми кото­рых ста­ли око­ло деся­ти оди­но­ко про­жи­ва­ю­щих ста­ру­шек. Проходимки пред­став­ля­лись меди­цин­ски­ми работ­ни­ка­ми и про­да­ва­ли им «целеб­ные» нос­ки и дру­гой шир­по­треб. А в Витебске с 78-​летней пен­си­о­нер­ки за 19,6 тыся­чи руб­лей (196 мил­ли­о­нов неде­но­ми­ни­ро­ван­ных!) мошен­ни­ки «сня­ли» пор­чу и про­ве­ли сеанс «оздо­ров­ле­ния».

В УВД Витебского обл­ис­пол­ко­ма сооб­щи­ли: с нача­ла года от пре­ступ­ных пося­га­тельств на тер­ри­то­рии обла­сти постра­да­ли око­ло 800 пожи­лых граж­дан. В их чис­ле – свы­ше 300 чело­век, достиг­ших семи­де­ся­ти­лет­не­го воз­рас­та. В отно­ше­нии пен­си­о­не­ров совер­ше­но 9 убийств и столь­ко же фак­тов нане­се­ния тяж­ких телес­ных повре­жде­ний, 6 раз­бо­ев, свы­ше 30 гра­бе­жей, более 600 краж.

Источник: respublika.sb.by