Дуэль на Курской Дуге (Дню танкиста посвящается)
Телевид — настоящее цифровое кабельное телевидение
Ускоряемся вместе
Телевид — объявление бегущей строкой на ТВ

Дуэль на Курской Дуге (Дню танкиста посвящается)

Хорошо извест­но, что во вре­мя вой­ны слу­ча­лись дуэ­ли один на один лёт­чи­ков — асов. Но быва­ли и тан­ко­вые дуэли.

Дуэль на Курской Дуге

Разгар боёв на Курской дуге. Июль 1943-го.
– Эй, рус­ский, эй, Сашка, ты еще живой? Я думал, что ты сго­рел в сво­ем тан­ке… Еще сго­ришь. Я буду под­жи­гать тебя, пока тебе не будет моги­ла, – доно­сил­ся чужой голос из рации.

Командир «трид­цать­чет­вер­ки» стар­ши­на Александр Милюков опе­шил. Что за чушь соба­чья? Кто это? А рация про­дол­жа­ла доно­сить с хри­пот­цой голос:
– На тво­ем кол­хоз­ном трак­то­ре толь­ко в моги­лу. Ну что вый­дешь на нем один на один про­тив моей «Пантеры»? Один на один, по-рыцарски…
– Ах, это ты, гад, мать твою?!., – чер­тых­нул­ся стар­ши­на Милюков, поняв, с кем име­ет дело. Волну радио­стан­ции его тан­ка отыс­кал фашист. Да не про­стой, ас, «хит­рю­щий», как его про­зва­ли в экипаже.
– Я готов, – Александр перед этим щелк­нул тум­бле­ром. – Посмотрим чья возь­мет, фашист недобитый.
– Выходи на дуэль сей­час. Только заве­ща­ние напи­ши, а то не най­дут, твоя стра­на очень широ­ка, узнал, когда рус­ский учил…
– Сам … о заве­ща­нии побес­по­кой­ся …, – уже не гово­рил, а кри­чал Милюков, мате­ря нем­ца, что назы­ва­ет­ся, на чем свет стоит.

Немец умолк, умолк и Милюков и стал ждать, что ска­жут чле­ны эки­па­жа. Гитлеровец-​то в более выгод­ных усло­ви­ях, 76-​мм пуш­ка Т-​34 не бра­ла лобо­вую бро­ню «Пантеры», а немец­кий танк мог сжечь «трид­цать­чет­вер­ку» чуть ли не с двух кило­мет­ров, а с тыся­чи мет­ров уж наверняка.
Да, дело обсто­я­ло так, а не иначе…

25 нояб­ря 1941 года мини­стер­ство воору­же­ний и бое­при­па­сов рей­ха пору­ча­ет фир­мам «Даймлер-​Бенц» и MAN выпу­стить маши­ну, пре­вос­хо­дя­щую совет­ский сред­ний чудо-​танк Т-​34 (кото­рый про­из­вёл боль­шое впе­чат­ле­ние на тех­на­рей немцев)по воору­же­нию и бро­ни­ро­ва­нию. Немецкая «трид­цать­чет­вер­ка» ( танк T-​V «Пантера») име­ла мас­су 35 тонн, 75-​мм пуш­ку с дли­ной ство­ла 70 калибров(т-34, 76мм ,41,5 калибров)максимальную ско­рость пере­дви­же­ния 46 км в час(т-34 ,54км), бро­ни­ро­ва­ние: лоб – 80(т-34,45мм) и борт – 60 мм(т-34,45мм). Мощность дви­га­те­ля – 650…700 лоша­ди­ных сил(т-34, 500 лс).

Итак, коман­дир немец­ко­го тан­ка T-​V «Пантера» выхо­дит на вол­ну радио­стан­ции одно­го Т-​34 из тан­ко­вой бри­га­ды Воронежского фрон­та, назы­ва­ет люби­мую «трид­цать­чет­вер­ку» кол­хоз­ным трак­то­ром и пред­ла­га­ет коман­ди­ру совет­ско­го тан­ка рыцар­скую дуэль – один на один. Наши тан­ки­сты при­ни­ма­ют вызов.

Звучит коман­да «по местам!». «Тридцатьчетверка» Милюкова стре­лой, по дру­го­му и не ска­жешь, выле­та­ет на исход­ную. Велик риск всту­пить в поеди­нок один на один с эки­па­жем, име­ю­щим на воору­же­нии более мощ­ную пуш­ку. vk.com/big_igraНо когда еще мож­но встре­тить­ся с «хит­рю­щим», рас­кви­тать­ся с ним. Расквитаться было за что. В недав­нем бою имен­но его «Пантера» дву­мя сна­ря­да­ми про­ши­ла «трид­цать­чет­вер­ку». Экипаж Милюкова ее про­во­ро­нил, она вне­зап­но выполз­ла из вто­ро­го эше­ло­на и откры­ла при­цель­ный огонь. Тогда все чудом оста­лись живы. Известно, что за одно­го бито­го двух неби­тых дают. Во вто­ром бою уже ловуш­ку запом­нив­шей­ся нашим тан­ки­стам «Пантере» устро­ил эки­паж Милюкова. Но не тут-​то было. Как ни ста­рал­ся коман­дир ору­дия сер­жант Семен Брагин, как ни мате­рил его Милюков, сна­ря­ды шли мимо. Уворачивался немец, да так лов­ко, что все поня­ли – за рыча­га­ми «Пантеры» ас. Впрочем, дру­го­му не поз­во­ли­ли бы посто­ян­но пастись во вто­ром эше­лоне, не поз­во­ли­ли быть сво­бод­ным охот­ни­ком. Заряжающий рядо­вой Григорий Чумак обо­звал нем­ца «хит­рю­щим», и это про­зви­ще закре­пи­лось в эки­па­же. И вот тан­ки­сты всту­па­ют с ним в схват­ку, Милюков нерв­ни­чал, пони­мал, что оста­нет­ся в живых и коман­ди­ром эки­па­жа толь­ко при одном усло­вии – если с блес­ком выиг­ра­ет поеди­нок. Иначе три­бу­нал, «трид­цать­чет­вер­ка» сорва­лась с бое­вой пози­ции без при­ка­за ком­ба­та. vk.com/big_igra Проигрыш же вооб­ще сулил вер­ную смерть – живым на этот раз немец­кий ас нико­го не выпу­стит, после пер­во­го попа­да­ния поло­жит копе­еч­ка в копе­еч­ку еще несколь­ко снарядов.
Успокаивало то, что мест­ность для поедин­ка дава­ла шанс эки­па­жу на успех, она была без­ле­сой, но испещ­рен­ной бал­ка­ми и овра­га­ми. А «трид­цать­чет­вер­ка» – это ско­рость, манев­рен­ность, куда там «Пантере» до нее. Машина же Милюкова и вовсе лета­ла до шести­де­ся­ти кило­мет­ров в час. В про­шлом механик-​водитель стар­ши­на Милюков выжи­мал из нее все соки, завод­ские харак­те­ри­сти­ки пре­вы­шал почти на треть. Словом, успех в поедин­ке зави­сел от мастер­ства двух эки­па­жей. От того, кто пер­вым обна­ру­жит про­тив­ни­ка, кто пер­вым нане­сет при­цель­ный выстрел, кто суме­ет вовре­мя увер­нуть­ся и от мно­го­го, мно­го­го другого.

Главное – любы­ми спо­со­ба­ми при­бли­зить­ся к «Пантере» на дистан­цию 300-​400 мет­ров, тогда мож­но огне­вую дуэль вести на рав­ных. Но немец-​то не будет ждать, зна­чит мет­ров 700 мет­ров «трид­цать­чет­вер­ке» при­дет­ся идти под его при­цель­ным огнем.
Гитлеровец выстре­лил, сра­зу после того как эки­па­жи уви­де­ли друг дру­га. Да, он не хотел терять ни мет­ра пре­иму­ще­ства из тех семи­сот, что у него были в запа­се. Снаряд вон­зил­ся рядом с совет­ским тан­ком. Прибавить ско­рость? Но «трид­цать­чет­вер­ка» на каме­ни­стом участ­ке дава­ла кило­мет­ров трид­цать, не более, и при­ба­вить мог­ла лишь чуть-​чуть. Не про­ле­тишь эти семь­сот мет­ров, успе­ет немец смер­тель­но вре­зать. И Милюков тут же дал по тор­мо­зам, сни­зил ско­рость. Решил, пусть немец при­це­лит­ся: Александр «видел» его за бро­ней, «видел», вот сей­час он весь впил­ся в при­цел… «Нет, гад, ниче­го не полу­чит­ся». «Даю ско­рость! Маневрирую!» – про­кри­чал Милюков. «Тридцатьчетверка» рва­ну­лась чуть рань­ше, может на секун­ду, преж­де чем из ство­ла «Пантеры» плес­ну­ло пла­мя. Опоздал немец, сна­ряд про­шел мимо.
«Вот так-​то, фриц, даль­но­бой­ная пуш­ка это еще не все». К Милюкову при­шла уве­рен­ность, он теперь знал, увиль­нуть от сна­ря­да мож­но и на откры­той мест­но­сти, мож­но пре­взой­ти в рас­то­роп­но­сти немец­ко­го аса. А тут еще Николай Лукьянский – он нахо­дил­ся на коман­дир­ском месте:
– Двенадцать секунд, коман­дир, я засек, двенадцать.
– Умница Лукьянский, – похва­лил Милюков.
Теперь он знал, что меж­ду пер­вым и вто­рым выстре­лом нем­ца две­на­дцать секунд. Увеличил ско­рость, про­ско­чить бы еще мет­ров две­сти ров­но­го поля, мет­ров две­сти. А Лукьянский счи­тал: «… Семь! Восемь! Девять! Десять! Одиннадцать!..» Милюков тут же, что было силы, рва­нул на себя оба бор­то­вых фрик­ци­о­на. Танк вздрог­нул и замер. Снаряд перед самым носом вспа­хал зем­лю. «Посмотрим, чья возьмет!».

Советский танк то рез­ко тор­мо­зил, то рез­ко бро­сал­ся в одну или дру­гую сто­ро­ны, и немец­кие сна­ря­ды шли мимо. Экипаж мастер­ски исполь­зо­вал каж­дую лож­бин­ку, хол­мик для сво­ей защи­ты. Советская бое­вая маши­на неумо­ли­мо при­бли­жа­лась к «Пантере». Немецкий ас посы­лал сна­ряд за сна­ря­дом, но «трид­цать­чет­вер­ка» была неуяз­ви­ма, она «рос­ла» в при­це­ле неесте­ствен­но быст­ро. И нер­вы у нем­ца не выдер­жа­ли, «Пантера» ста­ла отсту­пать. «Струсил, гад!» – кри­чал Милюков, – «Даю скорость!»Танк про­тив­ни­ка пятил­ся назад. В том, что в нем сидел насто­я­щий ас, наши тан­ки­сты убе­ди­лись еще раз. Ни разу немец не под­ста­вил борт или кор­му. И толь­ко раз, когда перед отсту­па­ю­щей «Пантерой» ока­зал­ся спуск, она, задрав пуш­ку, на секун­ду пока­за­ла дни­ще. Этой секун­ды и хва­ти­ло для того, что­бы Семен Брагин вле­пил бро­не­бой­ным в ее уяз­ви­мое место.Всех их отрез­вил голос ком­ба­та по рации:
– Милюков! Дуэлянт хре­нов, под суд пойдешь.

Уже после боя отваж­ной чет­вер­ке ска­жут, как вни­ма­тель­но за поедин­ком наблю­да­ли с совет­ской и немец­кой сто­рон – за то вре­мя не было про­из­ве­де­но никем ни одно­го выстре­ла, кро­ме участ­ни­ков дуэ­ли. Наблюдали с тре­во­гой и любо­пыт­ством – наи­ред­чай­ший слу­чай рыцар­ской дуэ­ли в два­дца­том веке. Уже после боя Милюков оце­нил выдерж­ку ком­ба­та, его опыт. В момент поедин­ка он не про­из­нес ни сло­ва, пони­мал – не под руку. Свое недо­воль­ство выска­зал, когда поеди­нок был выиг­ран, и оди­нож­ды. Может быть пото­му, что в душе был дово­лен, а может отто­го, по окон­ча­нии рыцар­ской дуэ­ли бой раз­го­рел­ся уже меж­ду под­раз­де­ле­ни­я­ми, и эки­паж Милюкова вновь празд­но­вал побе­ду, да какую! «Тридцатьчетверка» встре­ти­лась с 3 «Тиграми», сожгла их, а затем раз­да­ви­ла вме­сте с рас­че­та­ми несколь­ко артил­ле­рий­ских орудий.

Про тан­ко­вую дуэль был снят фильм — «Экипаж маши­ны боевой».

Источник: fishki.net