9 мая – День Победы
Телевид — объявление бегущей строкой на ТВ
Ускоряемся вместе
Телевид — настоящее цифровое кабельное телевидение

Человек эпохи

Фото из красноармейской книжки«Давно закон­чи­лась вой­на» — назва­ние этой пес­ни все­гда при­хо­дит на ум, когда при­бли­жа­ет­ся оче­ред­ная годов­щи­на Великой Победы. Ведь на самом деле, про­шло уже 66 лет, как наши деды и пра­де­ды ценой неимо­вер­ных уси­лий и мно­го­мил­ли­он­ных жертв покон­чи­ли с «корич­не­вой чумой». Может, уже хва­тит об этом? Мало ли про­блем воз­ни­ка­ет в совре­мен­ной жиз­ни, о кото­рых сто­ит писать? Нет, нет и еще раз нет! Проблем, конеч­но, хва­та­ет, но ни одна из них не идет ни в какое срав­не­ние с теми, что пере­жи­ли в 1941-​45 годах наши пред­ки. Поэтому каж­дое сви­де­тель­ство оче­вид­цев тех лет, дожив­ших до наших дней, поис­ти­не бес­цен­но.
Мой собе­сед­ник – чело­век эпо­хи, его судь­ба насколь­ко геро­и­че­ская, настоль­ко и типич­ная для его поко­ле­ния. Накануне Дня инже­нер­ных войск «Т-​и» писа­ла о вете­ране в/​ч 22403 Михаиле Ивановиче Дементие. В рам­ках той январ­ской ста­тьи мы лишь упо­мя­ну­ли о том, что Михаил Иванович – фрон­то­вик. Настала пора рас­ска­зать об этой геро­и­че­ской части его био­гра­фии попо­дроб­нее.

Войну 14-​летний Миша Дементий встре­тил в сво­ей род­ной деревне Хотлино Чашницкого рай­о­на Витебской обла­сти. Мишина семья по мер­кам тех лет была неболь­шая – отец, мать да млад­шая сест­рен­ка. О нача­ле вой­ны узнал от отца: Иван Антонович, будучи заве­ду­ю­щим фер­мой, регу­ляр­но ездил сда­вать моло­ко в сосед­нюю дерев­ню Лазуки, где был сель­со­вет – отту­да он и при­вез страш­ную весть о нача­ле вой­ны.
Что изме­ни­лось в семье с это­го момен­та? А прак­ти­че­ски ниче­го: отца, у кото­ро­го была повре­жде­на пра­вая рука, на фронт не взя­ли, домаш­нее хозяй­ство, а оно было боль­шим – коро­ва, сви­ньи, овцы – тоже оста­лось в род­ном хле­ву, на восток не успе­ли и кол­хоз­ное угнать. Тревога была за род­но­го бра­та отца Владимира, кото­рый был офи­це­ром, ком­му­ни­стом, слу­жил в Бресте.
Чашники были окку­пи­ро­ва­ны уже в нача­ле июля, но в Хотлино нем­цев не было – дерев­ня была в сто­роне от боль­ших дорог. «Новый поря­док» под­дер­жи­вал­ся поли­ца­я­ми, уча­сток кото­рых нахо­дил­ся в полу­ки­ло­мет­ре, в Вятно. Как же жили хот­лин­цы в пери­од окку­па­ции? Конечно, тяже­ло, вспо­ми­на­ет Михаил Иванович, но все же полег­че, чем в горо­де. Выручало домаш­нее хозяй­ство. Сразу после окку­па­ции мест­ный кол­хоз был рас­пу­щен, а самое глав­ное его богат­ство – зем­лю и лоша­дей разо­бра­ли люди. Каждый стал сам по себе: что засе­ял и собрал, что в хле­ву и курят­ни­ке откор­мил, тем и живешь. Ближе к осе­ни в дерев­ню ста­ли наве­ды­вать­ся коро­бей­ни­ки из Витебска, пред­ла­гав­шие в обмен на про­дук­ты соль, спич­ки и керо­син. Денег – марок – ни у кого не было, поэто­му и с окку­па­ци­он­ны­ми вла­стя­ми рас­счи­ты­ва­лись про­дук­ци­ей соб­ствен­но­го про­из­вод­ства – мясо, яйца, бли­же к зиме, после про­ва­ла немец­ко­го блиц­кри­га, каж­дая хата долж­на была поста­вить в фонд вер­мах­та один кожух и пару вале­нок.
Осенью в дерев­ню вер­нул­ся брат отца. Во вре­мя боев за Брест капи­тан Дементий был кон­ту­жен, попал в плен, бежал и, прой­дя пеш­ком всю Беларусь, вер­нул­ся в Хотлино. Его воз­вра­ще­ние, конеч­но, не оста­лось неза­ме­чен­ным. В первую оче­редь им заин­те­ре­со­вал­ся началь­ник поли­ции в Вятно Зелепуга, кото­рый был одно­класс­ни­ком Владимира, сидел с ним за одной пар­той. Как и сле­до­ва­ло ожи­дать, вызов в поли­цию закон­чил­ся аре­стом и отправ­кой в Чашники. Капитану Дементию повез­ло: ему уда­лось бежать и най­ти пар­ти­зан. Но тра­ги­че­скую судь­бу офи­це­ра при­шлось раз­де­лить его близ­ким. Родители Миши – отец Иван Антонович и мать Мария Федоровна были аре­сто­ва­ны и рас­стре­ля­ны.
Михаил Иванович ДементийЗима 1942 года. Миша с сест­рен­кой живет у деда. К это­му вре­ме­ни пар­ти­зан­ское дви­же­ние на Витебщине окреп­ло так, что кон­тро­ли­ро­ва­ло мно­гие насе­лен­ные пунк­ты. На 1942 год при­хо­дит­ся и мас­со­вый угон мест­ных жите­лей на при­ну­ди­тель­ные рабо­ты в Германию. Пресловутый немец­кий поря­док сопро­вож­дал и этот про­цесс: для нача­ла уго­ня­е­мо­му нуж­но было вру­чить повест­ку. А как это сде­лать, если дерев­ня кон­тро­ли­ру­ет­ся пар­ти­за­на­ми? Cуществовала осо­бая оче­редь: жен­щи­ны, ста­ри­ки, под­рост­ки пооче­ред­но носи­ли в «пар­ти­зан­ские» дерев­ни повест­ки. Некоторые не воз­вра­ща­лись назад, ведь такой «поч­та­льон» на взгляд пар­ти­зан – пособ­ник окку­пан­тов, а с ними у народ­ных мсти­те­лей раз­го­вор был корот­ким и закан­чи­вал­ся он пет­лей на шее.
Шанс попасть в пет­лю был и у Михаила. Подошла и его оче­редь нести повест­ки. Придя в кон­тро­ли­ру­е­мую пар­ти­за­на­ми дерев­ню Малиновщина, он был задер­жан часо­вым и достав­лен к коман­ди­ру отря­да. Спасла фами­лия: ока­зы­ва­ет­ся, сбе­жав­ший от поли­ца­ев дядя Владимир стал к тому вре­ме­ни началь­ни­ком шта­ба пар­ти­зан­ской бри­га­ды.
Юный воз­раст да родственник–командир – вполне мог Миша «вое­вать» побли­же к кухне, но жаж­да мще­ния, жела­ние отмстить за уби­тых роди­те­лей при­ве­ли его в раз­вед­ку. Задания были про­стые, но смер­тель­но опас­ные – под­дер­жи­вать связь с под­поль­щи­ка­ми. Одно из них чуть было не закон­чи­лось тра­ги­че­ски. Вдвоем с напар­ни­ком Женькой, таким же паца­ном, Михаил пошел на встре­чу с под­поль­щи­цей в дерев­ню Чарея. Легенда была про­ста: два пле­мян­ни­ка при­шли к тете одол­жить лекарств, мол, мать боль­на. На вхо­де в дерев­ню сто­ял поли­цей­ский пост. Выслушав рас­сказ под­рост­ков, поли­цаи их про­пу­сти­ли.
Подпольщица Мария, до вой­ны рабо­тав­шая учи­тель­ни­цей, ника­ких пле­мян­ни­ков не име­ла и Мишу с Женькой виде­ла пер­вый раз в жиз­ни, но, обме­няв­шись паро­лем и отзы­вом, впу­сти­ла в дом. Но и поли­цаи ока­за­лись не лыком шиты: рас­спро­сив у сосе­дей, они выяс­ни­ли, что у Марии пле­мян­ни­ков нет. Увидев на ули­це наряд поли­ции, учи­тель­ни­ца каким-​то осо­бым жен­ским чутьем поня­ла, что идут имен­но к ней. Спрятав хлоп­цев на чер­да­ке сарая и убрав при­став­ную лест­ни­цу, она бро­си­лась встре­чать незва­ных гостей. А те и не дума­ли нико­го искать. Избив жен­щи­ну, поли­цаи подо­жгли и дом, и сарай. Густой дым начал обво­ла­ки­вать стро­е­ние, он то и помог: разо­брав соло­мен­ную кры­шу, хлоп­цы соскольз­ну­ли вниз и, пря­чась за дым­ной пеле­ной, полз­ком поки­ну­ли смер­тель­но опас­ное место.
В июне 1944 года при­шло осво­бож­де­ние. В резуль­та­те Витебско-​Оршанской насту­па­тель­ной опе­ра­ции вой­ска 3-​го Белорусского фрон­та под коман­до­ва­ни­ем гене­ра­ла армии И.Д.Черняховского 27 июня осво­бо­ди­ли Чашники, 28 – Лепель. А 3 июля в честь осво­бож­де­ния горо­да от немецко-​фашистских захват­чи­ков Миша Дементий при­нял уча­стие в пар­ти­зан­ском пара­де в Витебске. После это­го встал вопрос: что делать даль­ше?
На осво­бож­ден­ной тер­ри­то­рии нача­ли дей­ство­вать поле­вые воен­ко­ма­ты, был такой орга­ни­зо­ван и в Чашниках. Комиссар воен­ко­ма­та пред­ло­жил Михаилу напи­сать рапорт о зачис­ле­нии в шко­лу мили­ции, но Миша хотел толь­ко на фронт. Но как туда попасть, ведь 18 лет еще нет? Выход под­ска­зал капитан-​артиллерист. Узнав, что Михаил вое­вал в пар­ти­за­нах, он посо­ве­то­вал ему напи­сать заяв­ле­ние с прось­бой при­звать в вой­ска как доб­ро­воль­ца. Так Дементий ока­зал­ся в артил­ле­рий­ском рас­че­те в зва­нии рядо­во­го и долж­но­сти помощ­ни­ка навод­чи­ка 57-​миллиметрового ору­дия. Батареи таких ору­дий назы­ва­ли истре­би­те­ля­ми тан­ков. Но это в воз­ду­хе самолет-​истребитель име­ет ско­рость, манев­рен­ность, мощ­ное воору­же­ние, т.е. с про­тив­ни­ком сра­жа­ет­ся как мини­мум на рав­ных. На зем­ле истре­би­те­ли тан­ков мог­ли про­ти­во­по­ста­вить зако­ван­ным в бро­ню и име­ю­щим более мощ­ное воору­же­ние «Тиграм» и «Пантерам» лишь тон­кий сталь­ной лист щито­во­го при­кры­тия да лич­ное муже­ство. Неудивительно, что поте­ри сре­ди артил­ле­рий­ских рас­че­тов были очень боль­ши­ми. Но Бог мило­вал, Победу стар­ший сер­жант Дементий встре­тил в долж­но­сти навод­чи­ка ору­дия в зва­нии стар­ший сер­жант в Восточной Пруссии в горо­де Гумбиннен.
После вой­ны полк, в кото­ром слу­жил Михаил Дементий, был пере­ба­зи­ро­ван в Слуцк. В 1947 году подо­шла демо­би­ли­за­ция. Куда подать­ся моло­до­му сер­жан­ту, семьи ведь нет? Решил остать­ся на сверх­сроч­ную, а тут как раз нача­ли наби­рать стрел­ков в роту охра­ны для про­хож­де­ния служ­бы на скла­дах бое­при­па­сов в Речице. Так Михаил Иванович попал в наш город. В 1951 году женил­ся. С женой Ниной Ивановной вырас­ти­ли тро­их детей. В 1995 году Михаил Иванович овдо­вел, сей­час живет в стан­дарт­ной двух­ком­нат­ной квар­ти­ре вме­сте с внуч­кой и дву­мя пра­вну­ка­ми.
На жизнь вете­ран не жалу­ет­ся и счи­та­ет, что про­жил ее достой­но, за каж­дый ее год ему не стыд­но смот­реть людям в гла­за. Доволен Михаил Иванович и тем вни­ма­ни­ем, кото­рое ока­зы­ва­ют ему вла­сти. Не забы­ва­ют ста­ри­ка, при­гла­ша­ют на все меро­при­я­тия, при­уро­чен­ные к раз­ным воен­ным датам, помо­га­ют и мате­ри­аль­но, за что М.И.Дементий, поль­зу­ясь предо­став­лен­ной воз­мож­но­стью, про­сил пере­дать осо­бую бла­го­дар­ность руко­вод­ству рай­о­на и Белорусского газо­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­ще­го заво­да, кото­рый шеф­ству­ет над вете­ра­ном.
«Жизнь срод­ни подви­гу», «выпол­нил свой свя­щен­ный долг» – Михаил Иванович про­сил не исполь­зо­вать в рас­ска­зе о нем эти высо­ко­пар­ные выра­же­ния. «Я делал то, что на моем месте сде­лал бы любой», – в заклю­че­ние ска­зал вете­ран Великой Отечественной вой­ны. Здоровья Вам, Михаил Иванович! Здоровья Вам и всем живым сви­де­те­лям той эпо­хи! Чем доль­ше Вы буде­те с нами, тем креп­че гаран­тия того, что тот ужас, кото­рый Вам уда­лось пере­жить, боль­ше нико­гда не повто­рит­ся.
Влад Макаревич