Что почитать на Хэллоуин: ужасы русской литературы
Речицкий РЭС информирует
Телевид — настоящее цифровое кабельное телевидение

Что почитать на Хэллоуин: ужасы русской литературы

Что почитать на Хэллоуин: ужасы русской литературы

Оста­лись счи­тан­ные дни до того момен­та, когда на город обру­шат­ся тем­ные поту­сто­рон­ние силы из парал­лель­ной реаль­но­сти. К это­му вре­ме­ни надо быть под­го­тов­лен­ным — про­пи­тать­ся духом празд­ни­ка, вобрав в себя самые страш­ные исто­рии, кото­рые когда-​либо были напи­са­ны на рус­ском язы­ке. Мы уве­ре­ны, что боль­шая часть наших сооте­че­ствен­ни­ков счи­та­ет, что в России лите­ра­ту­ры ужа­сов нет, но это не так. В этом жан­ре дав­но сло­жил­ся костяк, кото­рый каче­ством, может, и не луч­ше Кинга, Лаймона и Баркера, но точ­но не хуже. И жанр уве­рен­но раз­ви­ва­ет­ся. Именно поэто­му мы вклю­чи­ли в под­бор­ку не толь­ко при­знан­ных клас­си­ков вро­де Леонида Андреева и Алексея Толстого, но и наших совре­мен­ни­ков — все они уме­ют пугать.

«Упырь», Алексей Толстой

brodude.ru_25.10.2016_0gL8hVttDZlng

Вы их, Бог зна­ет поче­му, назы­ва­е­те вам­пи­ра­ми, но я могу вас уве­рить, что им насто­я­щее рус­ское назва­ние: упырь; а так как они про­ис­хож­де­ния чисто сла­вян­ско­го, хотя встре­ча­ют­ся во всей Европе и даже в Азии, то и неосно­ва­тель­но при­дер­жи­вать­ся име­ни, иско­вер­кан­но­го вен­гер­ски­ми мона­ха­ми, кото­рые взду­ма­ли было всё пере­во­ра­чи­вать на латин­ский лад и из упы­ря сде­ла­ли вам­пи­ра. Вампир, вам­пир — это всё рав­но что если бы мы, рус­ские, гово­ри­ли вме­сто при­ви­де­ния — фан­том или ревенант!

Первые готи­че­ские исто­рии нача­ли появ­лять­ся еще в XVIII веке. Они сра­зу заво­е­ва­ли попу­ляр­ность сре­ди народ­ных масс, цени­те­лей высо­ко­го и низ­ко­го — эта лите­ра­ту­ра воз­буж­да­ла моз­ги бла­го­че­сти­вых оби­та­те­лей «века абсо­лю­тиз­ма». В 1764 году выхо­дит роман «Замок Отранто», напи­сан­ный Хорасом Улополом, но куда более инте­рес­ным чти­вом пред­став­ля­ет­ся роман «Монах», кото­рый был напи­сан рукою М.Г. Льюиса. «Монах» — это сме­лая и кро­во­жад­ная вещь, кото­рая эпа­ти­ро­ва­ла пуб­ли­ку оби­ли­ем сек­са, наси­лия и сатанизма.

Нет ниче­го уди­ви­тель­но­го в том, что мода на готи­че­ские исто­рии пере­ки­ну­лась и на Российскую Империю. Быть может, они не были в фаво­ре, но, без­услов­но, нахо­ди­ли сво­е­го чита­те­ля. Середина XIX века пода­ри­ла нашей зем­ле уни­каль­но­го авто­ра, кото­рый, к сожа­ле­нию, писал не так часто и мно­го, как хоте­лось бы. Говорим мы об Алексее Толстом и его рас­ска­зе «Упырь», кото­рый впер­вые был опуб­ли­ко­ван в 1841 году. Среди пер­вых слу­ша­те­лей этой «страш­ной исто­рии» были такие гиган­ты, как В.А. Жуковский, М.Ю. Лермонтов и В.Ф. Одоевский.

Алексей Толстой не скры­вал, что при напи­са­нии «Упыря» ори­ен­ти­ро­вал­ся на отгре­мев­ший в ту пору роман «Вампир» Джона Уильяма Полидори, но само­быт­но­сти рус­ско­му ана­ло­гу не зани­мать. Написана исто­рия кра­си­вым язы­ком, каким писа­ли в эпо­ху Лермонтова. При этом «Упырь» нашпи­го­ван не толь­ко силь­ны­ми обра­за­ми, но и таки­ми иде­я­ми, кото­рые выхо­дят за рам­ки «исто­рий у кост­ра». Если гово­рить о сюже­те, то пред­ставь­те себе, как вы зашли в ноч­ной клуб и вме­сто людей уви­дел бы тол­пу упы­рей — пуга­ю­щих, страш­ных и отвра­ти­тель­ных существ. Впрочем, от реаль­но­сти отли­чий не так мно­го. Всё это — в обста­нов­ке XIX века, где жаж­да балов гра­ни­чит с жаж­дой дуэлей и при­бав­ле­ни­ем части­цы «с» к каж­до­му сло­ву. Ну-​с, про­чи­тать рекомендуем.

«Бездна», Леонид Андреев

brodude.ru_25.10.2016_7OkDeOjymBNj4

Рассказ не для сла­бо­нерв­ных, так что бере­мен­ным жен­щи­нам и впе­чат­ли­тель­ным муж­ским осо­бям луч­ше не вби­вать «Бездну» в адрес­ную стро­ку бра­у­зе­ра. Текст был напи­сан пред­ста­ви­те­лем Серебряного века рус­ской лите­ра­ту­ры и родо­на­чаль­ни­ком рус­ско­го экс­прес­си­о­низ­ма Леонидом Андреевым. Если об этом писа­те­ле вы ниче­го не слы­ша­ли, то мы опре­де­лен­но реко­мен­ду­ем к про­чте­нию такие кни­ги, как «Красный смех», «Иуда Искариот» и «Дневник Сатаны». Все они нахо­дят­ся в сво­бод­ной про­да­же и выде­ля­ют­ся пре­крас­ным сло­гом и глу­би­ной мыс­ли, кото­рая, меж тем, совер­шен­но не настра­и­ва­ет на пози­тив­ное мыш­ле­ние. Впрочем, чего еще ожи­дать от буй­ной и стра­даль­че­ской души, кото­рая заста­ла две рево­лю­ции, неудач­но пыта­лась покон­чить с собой и нашла свой конец на чужбине.

«Бездна» напи­са­на в 1901 году. В те дни Леонид Андреев еще мог сво­бод­но пуб­ли­ко­вать­ся в оте­че­ствен­ной пери­о­ди­ке. Начинается исто­рия роман­тич­но, про­стень­ко, с нале­том при­ят­ной любов­ной исто­рии. Читатель видит сту­ден­та, кото­рый про­гу­ли­ва­ет­ся по лесу со сво­ей воз­люб­лен­ной. В его голо­ве высо­кие чув­ства, ожи­да­ния и теп­ло­та от душев­ной про­гул­ки. Но уни­вер­си­тет­ская пароч­ка не сле­дит за ходом вре­ме­ни, ночь опус­ка­ет­ся на пла­не­ту, и вме­сте с ней при­хо­дит нечто, что обво­ла­ки­ва­ет геро­ев с пят до голо­вы — они теря­ют­ся. Долго плу­та­ют, пока не выхо­дят на поле, где их под­ме­ча­ют мест­ные мужи­ки — типич­ные пред­ста­ви­те­ли «рабо­че­го клас­са», кото­рые не зна­ют, что такое роман­ти­ка и что такое любовь, зато зна­ют, что такое наси­лие. Не будем вам откры­вать все кар­ты, ска­жем лишь то, что кон­цов­ка рас­ска­за вызва­ла такой обще­ствен­ный резо­нанс, что Леониду Андрееву при­шлось объ­яс­нять­ся перед чита­те­ля­ми, зачем он напи­сал «это», а потом пообе­щать им, что напи­шет «Антибездну», кото­рая успо­ко­ит серд­ца, опо­ро­чен­ные чер­ны­ми мыс­ля­ми «сереб­ря­но­го» писателя.

«Черви», Максим Кабир

brodude.ru_25.10.2016_RKYkxsg7cnNuG

А я Достоевского люб­лю. И не толь­ко как буки­нист, но и как алч­ный чита­тель и несо­сто­яв­ший­ся литератор.

Рассказ совре­мен­но­го авто­ра, но дей­ствие про­ис­хо­дит во вто­рой поло­вине ХХ века, при­чем сти­ли­за­ция потря­са­ю­щая — реаль­но ощу­ща­ешь, что оку­нул­ся в про­шлое, кото­рое ты все­гда чув­ство­вал, но кото­рое не застал. По назва­нию рас­сказ судить неза­чем: «Черви» — это не исто­рия о чудо­вищ­ных, склиз­ких мон­страх, кото­рые копо­шат­ся под кожей и съе­да­ют чело­ве­ка изнут­ри. Здесь речь о книж­ных чер­вях, что про­мыш­ля­ют поис­ком ори­ги­наль­ных и лими­ти­ро­ван­ных изда­ний рус­ских клас­си­ков, кото­рые после мож­но про­дать за боль­шие деньги.

Главного героя зовут Михаил, он соби­ра­ет, ищет и поку­па­ет ред­кие кни­ги. По воле слу­чая ему попа­да­ет­ся воз­мож­ность позна­ко­мить­ся с одним из самых зна­ме­ни­тых в тусов­ке совет­ских книж­ных чер­вей чело­ве­ком — Эрлихом. Знакомство про­ис­хо­дит стран­но, да и сам Эрлих на чело­ве­ка похож лишь отча­сти: и измож­ден­ным видом, и пове­де­ни­ем. Но у него шикар­ные кни­ги, кото­рые, как ока­жет­ся, пред­став­ля­ют собой что-​то совер­шен­но иное, чем про­сто кни­ги. Не толь­ко жут­кая исто­рия, но и, без сомне­ния, реве­ранс в сто­ро­ну клас­си­че­ской лите­ра­ту­ры с толи­кой иронии.

«Навек исчезнув в бездне под Мессиной», Владимир Кузнецов

brodude.ru_25.10.2016_aAQw8S0jvXTPx

Владимир Кузнецов выде­ля­ет­ся из пото­ка совре­мен­ных авто­ров тем, что в его твор­че­стве боль­шое зна­че­ние име­ет эле­мент исто­рич­но­сти. Если Кузнецов пишет хор­рор, то с веро­ят­но­стью в 99% это будет исто­ри­че­ский хор­рор, кото­рый богат дета­ля­ми и хоро­шей фак­то­ло­ги­че­ской базой, — мы такое любим. Весь этот багаж поз­во­ля­ет чита­те­лю погру­зить­ся в мрач­ный мир про­шло­го, где любая небы­ли­ца кажет­ся правдой.

«Навек исчез­нув в без­дне под Мессиной» — это мисти­че­ская исто­рия, от кото­рой так и несет насле­ди­ем ста­рой шко­лы лите­ра­ту­ры ужа­сов, где воз­ве­де­ны в абсо­лют такие лич­но­сти, как Говард Лавкрафт и Элджернон Блэквуд. Фон исто­рии — Мессинская опе­ра­ция Первой миро­вой вой­ны, кото­рая закон­чи­лась побе­дой бри­тан­ских войск над гер­ман­ски­ми. При этом бри­тан­цев погиб­ло на поря­док боль­ше, чем нем­цев (23 тыся­чи про­тив 19 тысяч). Сражение сопро­вож­да­лось актив­ным рытьем более два­дца­ти гигант­ских тун­не­лей, общая про­тя­жен­ность кото­рых дости­га­ла 7312 мет­ров. Эти тун­не­ли как раз и ста­ли местом дей­ствия рассказа.

Прочтение рас­ска­за заста­вит вас порыть­ся в архи­вах, что­бы узнать об этой опе­ра­ции подроб­нее, — там дей­стви­тель­но есть чему удив­лять­ся. Но что каса­ет­ся про­из­ве­де­ния «Навек исчез­нув в без­дне под Мессиной», то оно отлич­но интер­пре­ти­ру­ет быт, мыс­ли, настро­е­ние и дей­ствия тех самых героев-​копателей, кото­рым доста­лась тяже­лей­шая рабо­та, от кото­рой зави­сел успех всей опе­ра­ции. Глазами коман­ди­ра тун­нель­но­го взво­да мы наблю­да­ем жесто­кую схват­ку с соб­ствен­ным разу­мом, когда перед ним вста­ет про­бле­ма хуже нем­цев — таин­ствен­но исче­за­ю­щие однополчане.

«Слякоть», Александр Подольский

brodude.ru_25.10.2016_qdRbfHNrMJp1K

Не читай­те это. Или, нет, читай­те это, если вы пол­ный псих, либо настоль­ко измож­де­ны три­ви­аль­ны­ми «страш­ны­ми» исто­ри­я­ми, что вам захо­те­лось самой нату­раль­ной жести, кото­рую толь­ко мож­но себе пред­ста­вить. Если вы не може­те тер­петь маты, жесто­кость и абсо­лют­но амо­раль­ное пове­де­ние на стра­ни­цах лите­ра­тур­но­го про­из­ве­де­ния, то, пожа­луй­ста, не нуж­но даже пытать­ся это про­честь. Правда, вы нас всё рав­но слу­шать не буде­те, а пото­му ска­жем, поче­му «Слякоть» — это то, что док­тор про­пи­сал на празд­ник, где мерт­вые яко­бы долж­ны ходить сре­ди живых.

Если вы зна­е­те такие име­на, как Ричард Лаймон, Мэттью Стокоу и Эдвард Ли, то оби­лие «чер­ну­хи» не долж­но сму­тить ваш эсте­ти­че­ский вкус. Рассказ Подольского пред­став­ля­ет собой экс­пе­ри­мент в жан­ре экс­тре­маль­но­го хор­ро­ра, кото­рый под­ни­ма­ет (а может, и пони­жа­ет) план­ку ужа­са в лите­ра­ту­ре. В этом жан­ре нет места тра­ди­ци­он­ной кон­цеп­ции неоспо­ри­мой побе­ды сил добра над сила­ми зла. «Слякоть» — это про­из­ве­де­ние, страш­ное не пото­му, что за окном гре­мят цепи, в доме скри­пят поло­ви­цы, а под кро­ва­тью живет страшный-​страшный монстр с щупаль­ца­ми, рога­ми и копы­та­ми. Нет, «Слякоть» въеда­ет­ся в разум чита­те­ля совер­шен­но дру­гим — пре­дель­ной чест­но­стью. Эта исто­рия вполне мог­ла слу­чить­ся в России. Мы даже уве­ре­ны, что подоб­ные моти­вы неред­ко ста­но­ви­лись иллю­стра­ци­я­ми «куль­тур­ной жиз­ни» депрес­сив­ных селе­ний. Подобные исто­рии явля­ют­ся оли­це­тво­ре­ни­ем ужа­са, имен­но поэто­му мы и реко­мен­ду­ем вам кон­крет­но эту.

Источник: brodude.ru