Литературные герои и их прототипы
Речицкий РЭС информирует
Телевид — настоящее цифровое кабельное телевидение

Литературные герои и их прототипы

Литературные герои и их прототипы

Литературные герои почти все­гда вымы­сел авто­ра. Почти все­гда… Но ино­гда они суще­ство­ва­ли и в реаль­но­сти. Прототип — это кон­крет­ная исто­ри­че­ская или совре­мен­ная авто­ру лич­ность, послу­жив­шая ему отправ­ной точ­кой для созда­ния образа…

Горький счи­тал, что лите­ра­тор обя­зан домыс­ли­вать и типи­зи­ро­вать реаль­но­го чело­ве­ка, пре­вра­щая его в героя рома­на, а поис­ки про­то­ти­пов пер­со­на­жей Достоевского и вовсе при­ве­дут к фило­соф­ским томам, затро­нув реаль­ных людей лишь мимоходом.

Тем не менее, как ока­за­лось, чаще и проч­нее все­го со сво­и­ми про­об­ра­за­ми свя­за­ны вполне кон­крет­ные типы пер­со­на­жей — аван­тю­ри­сты всех видов и мастей или же ска­зоч­ные герои.

Шерлок Холмс

Литературные герои и их прототипы
Родство обра­за Шерлока Холмса с вра­чом Джозефом Беллом, пре­по­да­ва­те­лем Конан Дойля, при­зна­вал сам автор. В сво­ей авто­био­гра­фии он писал: «Я вспо­ми­нал о моем ста­ром учи­те­ле Джо Белле, его орли­ном про­фи­ле, его пыт­ли­вом уме и неве­ро­ят­ном навы­ке дога­ды­вать­ся обо всех деталях.

Если бы он был детек­ти­вом, он бы точ­но пре­вра­тил это потря­са­ю­щее, но неор­га­ни­зо­ван­ное дело во что-​то, ско­рее похо­жее на точ­ную нау­ку». «Пускайте в ход силу дедук­ции», — часто повто­рял Белл, и под­твер­ждал свои сло­ва на деле, умея понять по внеш­не­му виду паци­ен­та его био­гра­фию, склон­но­сти, а неред­ко и диагноз.

Позднее, уже после выхо­да рома­нов о Шерлоке Холмсе, Конан Дойль писал сво­е­му учи­те­лю, что уни­каль­ные навы­ки его героя — не вымы­сел, а все­го лишь то, как логи­че­ски раз­ви­ва­лись бы уме­ния Белла, если бы для того сло­жи­лись обсто­я­тель­ства. Белл отве­чал ему: «Вы сами — и есть Шерлок Холмс, и вы отлич­но это знаете!»

Остап Бендер

Литературные герои и их прототипы
Прототип Остапа Бендера к сво­им 80 годам стал тихим про­вод­ни­ком поез­да Москва—Ташкент. В жиз­ни его зва­ли Осип (Остап) Шор, он родил­ся в Одессе и склон­ность к аван­тю­рам, как и пола­га­ет­ся, обна­ру­жил еще в сту­ден­че­ские годы.

Возвращаясь из Петрограда, где он год про­учил­ся в Технологическом инсти­ту­те, Шор, не имея ни денег, ни про­фес­сии, пред­став­лял­ся то шах­мат­ным гросс­мей­сте­ром, то совре­мен­ным худож­ни­ком, то скры­ва­ю­щим­ся чле­ном анти­со­вет­ской пар­тии. Благодаря этим навы­кам, он добрал­ся до род­ной Одессы, где слу­жил в уго­лов­ном розыс­ке и вел борь­бу с мест­ным бан­ди­тиз­мом, отсю­да и почти­тель­ное отно­ше­ние Остапа Бендера к Уголовному кодексу.

Профессор Преображенский

Литературные герои и их прототипы
С про­то­ти­пом про­фес­со­ра Преображенского из бул­га­ков­ско­го «Собачьего серд­ца» дела обсто­ят гораз­до дра­ма­тич­нее. Им был фран­цуз­ский хирург рус­ско­го про­ис­хож­де­ния Самуил Абрамович Воронов, в пер­вой чет­вер­ти два­дца­то­го века поро­див­ший насто­я­щий фурор в евро­пей­ской медицине.

Он совер­шен­но легаль­ным обра­зом пере­са­жи­вал желе­зы обе­зья­ны чело­ве­ку для омо­ло­же­ния орга­низ­ма. Причем шуми­ха была оправ­да­на — пер­вые опе­ра­ции возы­ме­ли желан­ный эффект. Как писа­ли газе­ты, дети с откло­не­ни­я­ми в умствен­ном раз­ви­тии обре­та­ли живость ума, и даже в одной песен­ке тех вре­мен с назва­ни­ем Monkey-​Doodle-​Doo были сло­ва «Если ты стар для тан­цев — поставь себе желе­зу обезьяны».

В каче­стве резуль­та­тов лече­ния сам Воронов назы­вал улуч­ше­ние памя­ти и зре­ния, бод­рость духа, лег­кость пере­дви­же­ний и воз­об­нов­ле­ние поло­вой жиз­ни. Лечение по систе­ме Воронова про­шли тыся­чи людей, а сам врач для упро­ще­ния прак­ти­ки открыл на Французской Ривьере соб­ствен­ный обе­зья­ний питомник.

Однако через неко­то­рое вре­мя паци­ен­ты начи­на­ли чув­ство­вать ухуд­ше­ние состо­я­ния орга­низ­ма, появи­лись слу­хи о том, что резуль­тат лече­ния — не более, чем само­вну­ше­ние, Воронов был заклейм­лен как шар­ла­тан и исчез из евро­пей­ской нау­ки вплоть до 90-​х годов, когда его рабо­ты вновь нача­ли обсуждаться.

Дориан Грей

Литературные герои и их прототипы
А вот глав­ный герой «Портрета Дориана Грея» серьез­но под­пор­тил сво­е­му жиз­нен­но­му ори­ги­на­лу репу­та­цию. Джон Грей, в моло­до­сти друг и про­те­же Оскара Уайльда, сла­вил­ся склон­но­стью к пре­крас­но­му и пороч­но­му, а так­же внеш­но­стью пят­на­дца­ти­лет­не­го мальчика.

Уайльд не скры­вал сход­ства сво­е­го пер­со­на­жа с Джоном, а послед­ний и вовсе под­час назы­вал себя Дорианом. Счастливый союз завер­шил­ся в тот момент, когда об этом нача­ли писать газе­ты: Джон фигу­ри­ро­вал там как воз­люб­лен­ный Оскара Уайльда, еще более том­ный и апа­тич­ный, чем все, что были до него.

Разгневанный Грей подал в суд и добил­ся изви­не­ний от редак­ции, одна­ко его друж­ба с извест­ным авто­ром поти­хонь­ку сошла на нет. Вскоре Грей встре­тил сво­е­го спут­ни­ка жиз­ни — поэта и выход­ца из России Андре Раффаловича, вме­сте они при­ня­ли като­ли­че­ство, затем Грей и вовсе стал свя­щен­ни­ком в церк­ви Святого Патрика в Эдинбурге.

Питер Пен

Литературные герои и их прототипы
Знакомство с семьей Сильвии и Артура Дэвис пода­ри­ло Джеймсу Метью Барри, на тот момент уже извест­но­му дра­ма­тур­гу, его глав­но­го героя — Питера Пена, про­об­ра­зом кото­ро­го послу­жил Майкл, один из сыно­вей Дэвисов.

Питер Пен стал ровес­ни­ком Майкла и запо­лу­чил от него как неко­то­рые чер­ты харак­те­ра, так и ноч­ные кош­ма­ры. Именно с Майкла была слеп­лен порт­рет Питера Пена для скульп­ту­ры в Кенсингтонском саду.

Сама сказ­ка при этом была посвя­ще­на стар­ше­му бра­ту Барри, Дэвиду, кото­рый погиб за день до сво­е­го четыр­на­дца­ти­ле­тия во вре­мя ката­ния на конь­ках и остал­ся в памя­ти близ­ких веч­но юным.

Алиса

Литературные герои и их прототипы
История Алисы в Стране чудес нача­лась в день про­гул­ки Льюиса Кэролла с дочерь­ми рек­то­ра Оксфордского уни­вер­си­те­та Генри Лиделла, в чис­ле кото­рых была и Алиса Лиделл. Кэррол при­ду­мы­вал исто­рию на ходу по прось­бе детей, но в сле­ду­ю­щие разы не забыл о ней, а стал сочи­нять продолжение.

Спустя два года автор пода­рил Алисе руко­пись, состо­яв­шую из четы­рех глав, к кото­рой была при­креп­ле­на фото­гра­фия самой Алисы в семи­лет­нем воз­расте. Озаглавлена она была «Рождественский пода­рок доро­гой девоч­ке в память о лет­нем дне».

Лолита

Литературные герои и их прототипы
Во вре­мя рабо­ты над «Лолитой» Владимир Набоков, как сооб­ща­ет его био­граф Брайан Бойд, неред­ко про­смат­ри­вал руб­ри­ку кри­ми­на­ли­сти­ки в газе­тах на пред­мет исто­рий о несчаст­ных слу­ча­ях, убий­ствах и наси­лии. История Салли Хорнер и Франка Ласалля, слу­чив­ша­я­ся в 1948 году, явно при­влек­ла его внимание.

Сообщалось, что муж­чи­на сред­них лет, пре­сту­пив все пра­ви­ла мора­ли, похи­тил две­на­дца­ти­лет­нюю Салли Хорнер из Нью-​Джерси и про­дер­жал ее при себе в тече­ние почти двух лет до тех пор, пока она не была най­де­на в южно­ка­ли­фор­ний­ском мотеле.

Ласалль так же, как и герой Набокова, в тече­ние все­го вре­ме­ни выда­вал Салли за свою дочь. Набоков даже вскользь упо­ми­на­ет этот слу­чай в кни­ге сло­ва­ми Гумберта: «Сделал ли я с Долли то же самое, что Франк Ласалль, пяти­де­ся­ти­лет­ний меха­ник, сде­лал с один­на­дца­ти­лет­ней Салли Хорнер в 48-м?»

Карабас-​Барабас

Литературные герои и их прототипы
Алексей Толстой, как извест­но, хотя и стре­мил­ся все­го лишь пере­пи­сать «Пиноккио» Карло Коллодио рус­ским язы­ком, выпу­стил в свет вполне само­сто­я­тель­ную исто­рию, в кото­рой чет­ко про­чи­ты­ва­ют­ся ана­ло­гии с совре­мен­ны­ми ему дея­те­ля­ми культуры.

Толстой не был поклон­ни­ком теат­ра Мейерхольда и его био­ме­ха­ни­ки, так что ему доста­лась роль анта­го­ни­ста — Карабаса-​Барабаса. Пародия про­чи­ты­ва­ет­ся даже в име­ни: Карабас — это мар­киз Карабас из сказ­ки Перро, а Барабас — от ита­льян­ско­го сло­ва мошен­ник — бара­ба. Помощнику Мейерхольда, рабо­тав­ше­му под псев­до­ни­мом Вольдемар Люсциниус, доста­лась не менее крас­но­ре­чи­вая роль Дуремара.

Карлсон

Литературные герои и их прототипы
Пожалуй, самая неве­ро­ят­ная и мифо­ло­ги­зи­ро­ван­ная исто­рия обра­за — это исто­рия созда­ния Карлсона. Его воз­мож­ный про­то­тип — Герман Геринг. Родственники Астрид Линдгрен, без­услов­но, опро­вер­га­ют эту вер­сию, одна­ко она до сих пор быту­ет и актив­но обсуждается.

Знакомство Астрид Линдгрен и Геринга про­изо­шло в 20-​е годы, когда послед­ний устра­и­вал авиа­шоу в Швеции. На тот момент Геринг был в пол­ной мере «в рас­цве­те сил», как и любил повто­рять о себе Карлсон. После Первой миро­вой он стал извест­ным летчиком-​асом, обла­дав­шим опре­де­лен­ной хариз­мой и, по леген­де, непло­хим аппетитом.

Моторчик у Карлсона за спи­ной неред­ко интер­пре­ти­ру­ет­ся как намек на лет­ную прак­ти­ку Геринга. Возможным под­твер­жде­ни­ем такой ана­ло­гии мож­но счи­тать тот факт, что опре­де­лен­ное вре­мя Астрид Линдгрен под­дер­жи­ва­ла идеи национал-​социалистической пар­тии Швеции.

Книга о Карлсоне вышла в свет уже в после­во­ен­ное вре­мя в 1955 году, поэто­му высту­пать за пря­мую ана­ло­гию этих геро­ев было бы безу­ми­ем, одна­ко, вполне воз­мож­но, что яркий образ моло­до­го Геринга остал­ся в ее памя­ти и так или ина­че повли­ял на появ­ле­ние оба­я­тель­но­го Карлсона.

Винни Пух

Литературные герои и их прототипы
Одна из вер­сий пояс­ня­ет, что свое имя плю­ше­вый мед­ведь с опил­ка­ми в голо­ве полу­чил от клич­ки люби­мой игруш­ки сына Милна Кристофера Робина. Равно тому, как и осталь­ные герои книги.

Однако на самом деле Винни Пух был назван в честь реаль­но суще­ство­вав­шей мед­ве­ди­цы, жив­шей в лон­дон­ском зоо­пар­ке. Звали ее Виннипег, и весе­ли­ла она жите­лей бри­тан­ской сто­ли­цы с 1915 по 1934 годы. Поклонников у мед­ве­ди­цы было мно­же­ство. Среди них был и Кристофер Робин.

Одноногий Джон Сильвер

Литературные герои и их прототипы
В «Острове Сокровищ» Роберт Льюис Стивенсон изоб­ра­зил сво­е­го дру­га, поэта и кри­ти­ка Уильямса Хэнсли, в обра­зе хоро­ше­го зло­дея. В дет­стве Уильям пере­нес тубер­ку­лез и одну ногу ему вра­чи, по непо­нят­ной при­чине, реши­ли ампу­ти­ро­вать до колена.

После анон­са кни­ги писа­тель напи­сал дру­гу: «Я дол­жен сде­лать при­зна­ние. Злой с виду, но доб­рый в глу­бине души Джон Сильвер был спи­сан с тебя. Ты ведь не в обиде?»

Джеймс Бонд

Литературные герои и их прототипы
Изысканный муж­чи­на с кня­же­ским титу­лом, жена­тый на гол­ланд­ской прин­цес­се и склон­ный к сомни­тель­ным аван­тю­рам — так в дей­стви­тель­но­сти и выгля­дел про­то­тип Джеймса Бонда, принц Бернард Ван Липпе-Бистерфельд.

Приключения Джеймса Бонда нача­лись с серии книг, напи­сан­ных англий­ским раз­вед­чи­ком Яном Флемингом. Первая из них — «Казино Рояль» — вышла в свет в 1953 году, через несколь­ко лет после того, как Флеминг по дол­гу служ­бы был при­став­лен сле­дить за прин­цем Бернардом, пере­мет­нув­шим­ся из немец­кой служ­бы в англий­скую разведку.

Двое раз­вед­чи­ков после дол­гих вза­им­ных подо­зре­ний ста­ли дру­зья­ми, и имен­но у прин­ца Бернарда Бонд пере­нял мане­ру зака­зы­вать «Водку-​мартини», добав­ляя: «Взболтать, но не сме­ши­вать», а так­же при­выч­ку эффект­но пред­став­лять­ся: «Бернард, принц Бернард», как любил гово­рить он.

Источник: nnm.me