Подлинная история Остапа Сулеймана Берта Мария Бендера
Речицкий РЭС информирует
Телевид — настоящее цифровое кабельное телевидение

Подлинная история Остапа Сулеймана Берта Мария Бендера

Остап Сулейман Берта Мария Бендер был! История реального прототипа великого комбинатора

Мало кто зна­ет, что гени­аль­ные Ильф и Петров спи­са­ли сво­е­го героя с вполне реаль­но­го одес­си­та Остапа Шора — инспек­то­ра уго­лов­но­го розыс­ка и аван­тю­ри­ста, чья исто­рия жиз­ни мог­ла бы послу­жить осно­вой дюжине романов.

Остап Сулейман Берта Мария Бендер был! История реального прототипа великого комбинатора

Ранним весен­ним утром 1927 года со сто­ро­ны Большой Никитской полу­стрел­ко­вым шагом к мас­сив­ной две­ри подо­шел высо­кий чело­век сред­них лет, в изящ­ном костю­ме и лаки­ро­ван­ных штиб­ле­тах. Он посмот­рел на мед­ную таб­лич­ку. На ней зна­чи­лось: Редакция газе­ты «Гудок».

Показав крас­ную кни­жи­цу вах­те­ру, высо­кий чело­век под­нял­ся на тре­тий этаж и без сту­ка вошел в ком­на­ту «4-​й поло­сы». В про­ку­рен­ной деше­вы­ми папи­ро­са­ми ком­на­те нахо­ди­лись два моло­дых репортера.

— Приветствую тру­же­ни­ков пера, — ска­зал вошедший.

Валентин Катаев

Он сел на диван и заки­нул ногу на ногу.

— Привет, Валюн, — имен­но так Евгений Петров назы­вал сво­е­го стар­ше­го бра­та Валентина Катаева.
— Здравствуйте, Валентин, — кив­нул вто­рой репор­тер с груст­ны­ми гла­за­ми. Его фами­лия была Ильф.
— У меня есть к вам дело­вое пред­ло­же­ние… К вам обо­им, — заго­вор­щи­че­ски про­из­нес Катаев и огля­нул­ся по сто­ро­нам. — Я хочу, что­бы вы ста­ли мои­ми… лите­ра­тур­ны­ми неграми.

Евгений Петров и Илья Ильф недо­умен­но переглянулись.

В послед­нее вре­мя Валентину Катаеву не дава­ла покоя мысль о том, он мог бы стать совет­ским Дюма-​отцом. Кто-​то рас­ска­зал ему сплет­ню, что Дюма писал свои рома­ны не сам, а нани­мал начи­на­ю­щих писа­те­лей, давал им сюжет, они писа­ли, а он редак­ти­ро­вал. Валентин Петрович рас­ска­зал репор­те­рам «Гудка» свой сюжет. История заклю­ча­лась в том, что некий уезд­ный пред­во­ди­тель дво­рян­ства Воробьянинов охо­тит­ся за дра­го­цен­но­стя­ми, заши­ты­ми в один из две­на­дца­ти сту­льев. Ильфу и Петрову сюжет понра­вил­ся. Авторитет Катаева гаран­ти­ро­вал пуб­ли­ка­цию и, сле­до­ва­тель­но, гоно­рар. Без дол­гих раз­мыш­ле­ний ново­яв­лен­ные лите­ра­тур­ные негры в тот же день при­сту­пи­ли к работе.

Евгений Петров и Илья Ильф

В каче­стве лите­ра­тур­ных геро­ев реши­ли мак­си­маль­но исполь­зо­вать всех сво­их зна­ко­мых. Литературные шар­жи были сде­ла­ны на всех при­я­те­лей и дру­зей. Практически у каж­до­го героя был свой про­то­тип. Одного обще­го зна­ко­мо­го, неко­е­го инспек­то­ра одес­ско­го уго­лов­но­го розыс­ка, они реши­ли вве­сти в роман как эпи­зо­ди­че­ское лицо. Ему оста­ви­ли его реаль­ное имя, Остап. Что каса­ет­ся фами­лии… Ильф дал ему фами­лию сво­е­го сосе­да, вла­дель­ца мяс­ной лав­ки Бендера. Ильфу нра­ви­лось ее зву­ча­ние. Однако по ходу рабо­ты этот самый Остап вне­зап­но стал всю­ду выле­зать, «рас­тал­ки­вая лок­тя­ми осталь­ных геро­ев», и бук­валь­но через несколь­ко глав пре­вра­тил­ся в глав­ное дей­ству­ю­щее лицо. В резуль­та­те, когда Ильф и Петров при­нес­ли руко­пись Катаеву для прав­ки, в ней ока­зал­ся совсем дру­гой замы­сел. Катаев понял, что за корот­кий срок лите­ра­тур­ные негры пре­вра­ти­лись в насто­я­щих писа­те­лей. Ситуация была, пря­мо ска­жем, нелов­кая. Валентин Петрович как чело­век чести отка­зал­ся от редак­ти­ро­ва­ния чужой рабо­ты и учти­во снял свою фами­лию с буду­щей облож­ки книги.


 

История о художнике-​самозванце вошла в роман почти без изменений

 


Катаев вынуж­ден был при­знать, что роман удал­ся. Но за исполь­зо­ва­ние сво­ей идеи он выдви­нул два усло­вия. Первое — где и когда бы ни изда­вал­ся этот роман, на пер­вой стра­ни­це кни­ги долж­но быть посвя­ще­ние ему, Валентину Катаеву. Второе — как толь­ко роман будет издан, автор идеи полу­ча­ет от писа­те­лей золо­той порт­си­гар. Катаев пред­ви­дел, что роман будет иметь успех, и уже с удо­воль­стви­ем пред­став­лял порт­си­гар, кото­рый он полу­чит от бла­го­дар­ных авторов.

Остап Шор

Позже авто­ры дей­стви­тель­но пода­ри­ли Катаеву порт­си­гар. Но что­бы слиш­ком уж не тра­тить­ся, они купи­ли ему самый малень­кий, изде­ва­тель­ски кро­хот­ный такой, дам­ский порт­си­гар­чик. Однако факт есть факт: фор­маль­но порт­си­гар­чик пол­но­стью отве­чал усло­ви­ям дого­во­ра — он был золо­той и он был порт­си­гар. Ценивший юмор и шут­ку Катаев при­нял порт­си­гар с улыбкой.

Так родил­ся роман, а в нем неза­кон­но­рож­ден­ный герой по име­ни Остап Бендер. Невероятно, но факт: в 1935 году про­во­дил­ся опрос сре­ди школь­ни­ков СССР на тему: «Кто твой самый люби­мый лите­ра­тур­ный герой?». Предполагалось полу­чить ответ — Павел Корчагин. Но полу­чи­ли — Остап Бендер.

Остап Сулейман Берта Мария Бендер был! История реального прототипа великого комбинатора

Естественно, когда в мире появ­ля­ет­ся вели­кий чело­век, каж­дая нация спе­шит дока­зать, что он явля­ет­ся имен­но ее сыном. Туманное про­ис­хож­де­ние Бендера спро­во­ци­ро­ва­ло мас­су таких при­тя­за­ний. Серьезные араб­ские уче­ные неопро­вер­жи­мо дока­за­ли, что Бендер был сирий­цем. Их узбек­ские кол­ле­ги успеш­но опро­верг­ли эту вер­сию, бли­ста­тель­но дока­зав, что Остап был тюр­ком. Свои вер­сии выдви­га­ли нем­цы, евреи, гру­зи­ны… Казалось, что окон­ча­тель­ная и жир­ная точ­ка в спо­ре уче­ных мужей была постав­ле­на в сере­дине 90-​х, когда в редак­цию газе­ты «Аргументы и фак­ты» при­шло пись­мо от Московской культурно-​просветительной орга­ни­за­ции кара­и­мов, где утвер­жда­лось, что в каче­стве про­то­ти­па Бендера высту­пал кара­им Илья Леви-​Майтоп, как и Остап «сын турец­ко­под­дан­но­го». Ан, нет. На роль про­то­ти­па Бендера пре­тен­до­ва­ли не толь­ко луч­шие сыны нации, но и неза­ви­си­мые кан­ди­да­ты. Московский хули­ган Яшка Штопор, пет­ро­град­ский ден­ди 20-​х годов Остап Васильевич, извест­ный худож­ник Сандро Фазини и зна­ме­ни­тый одес­ский плут Миша Агатов…

Одесские кафе в 20-е годы пустовали. Пиво отпускалось только членам профсоюза

А был ли вооб­ще у вели­ко­го ком­би­на­то­ра про­то­тип? Конец XX века дал, нако­нец, дол­го­ждан­ную раз­гад­ку. Прототипом Остапа Бендера был Осип Вениаминович Шор. Для дру­зей и близ­ких — Остап. Литературоведы и жур­на­ли­сты смог­ли най­ти не толь­ко чело­ве­ка, кото­рый послу­жил про­то­ти­пом Бендера, но и про­сле­дить его судь­бу, кото­рая ока­за­лась не менее уди­ви­тель­ной, чем у его лите­ра­тур­но­го собрата.

Остап Сулейман Берта Мария Бендер был! История реального прототипа великого комбинатора

Остап Шор родил­ся в самом кон­це XIX века в Одессе, на Канатной ули­це в семье ком­мер­сан­та, вла­дель­ца мага­зи­нов коло­ни­аль­ных това­ров. Остап был вто­рым ребен­ком в семье. Старший брат Натан, боль­ше извест­ный как поэт Анатолий Фиолетов, сыг­рал в жиз­ни Остапа важ­ную роль, но об этом чуть позже.

В 1901 году от сер­деч­но­го при­сту­па уми­ра­ет отец. Через несколь­ко лет мать выхо­дит замуж за удач­ли­во­го петер­бург­ско­го куп­ца Давида Рапопорта. От это­го бра­ка роди­лась девоч­ка Эльза, став­шая впо­след­ствии худож­ни­цей кино­сту­дии им. Горького. Нежную любовь к Эльзе Остап и Натан про­нес­ли через всю свою жизнь.

Экранная копия

Шутки Остапа уже в ту пору носи­ли харак­тер­ные чер­ты юмо­ра Бендера. Эльза Давидовна Рапопорт вспо­ми­на­ла несколь­ко забав­ных исто­рий. Вот одна из них. Как-​то раз Остап заго­вор­щи­че­ским голо­сом спро­сил у сест­ры, не хочет ли она взгля­нуть на два тру­па в кори­до­ре квар­ти­ры. Маленькая девоч­ка наот­рез отка­за­лась. Несколько дней Эльза толь­ко и дума­ла, что о тру­пах в при­хо­жей. Она боя­лась выхо­дить на ули­цу, при­хо­дить с ули­цы, по вече­рам девоч­ку укла­ды­ва­ли спать при све­те… Расчеты Остапа ока­за­лись вер­ны. Любопытство взя­ло верх. Эльза подо­шла к Остапу и попро­си­ла пока­зать, где нахо­дят­ся тру­пы. Остап дого­во­рил­ся с сест­рой, что если она пода­рит ему фар­фо­ро­вую копил­ку вме­сте с содер­жи­мым, то он готов испол­нить свое обе­ща­ние. Девочка кив­ну­ла. Через мгно­ве­ние Остап выта­щил из-​за спи­ны двух обез­глав­лен­ных кур и пома­хал ими перед лицом сест­ры. Девочка от стра­ха запла­ка­ла. Остап успо­ка­и­вал сест­рич­ку, при­жи­мая ее голо­ву к гру­ди вме­сте с фар­фо­ро­вой копил­кой. С вось­ми лет Остап забо­лел мод­ной игрой в мяч, кото­рую завез­ли в Одессу англий­ские моря­ки. Пока все дети его воз­рас­та хоте­ли быть море­пла­ва­те­ля­ми, пира­та­ми или музы­кан­та­ми, Остап рань­ше всех понял, что хоро­шие день­ги мож­но зара­бо­тать, толь­ко став про­фес­си­о­наль­ным фут­бо­ли­стом. Именно фут­бол сбли­зил его с гени­аль­ным Юрием Олешей, буду­щим авто­ром «Зависти» и «Трех тол­стя­ков», друж­ба с кото­рым про­дол­жа­лась почти полвека.

В юности Остап мечтал стать профессиональным футболистом

В 1916 году Остап посту­па­ет в Петроградский поли­тех­ни­че­ский инсти­тут, где его и заста­ет Октябрьский пере­во­рот. Домой в Одессу Остап доби­рал­ся око­ло года. Знакомился с людь­ми, попа­дал в пере­дел­ки, влюб­лял­ся, убе­гал от пре­сле­до­ва­те­лей. Многие эпи­зо­ды для сво­их рома­нов Ильф и Петров почерп­ну­ли из исто­рий, кото­рые в после­ду­ю­щие годы Остап Шор рас­ска­зы­вал сво­им дру­зьям. Особое впе­чат­ле­ние на юно­го Ильфа про­из­ве­ли исто­рии о пожар­ном инспек­то­ре в доме для пре­ста­ре­лых ста­ру­шек и художнике-​самозванце на паро­хо­де — они вошли в роман целы­ми гла­ва­ми, с неболь­ши­ми дополнениями.

Генерал Деникин
Генерал Деникин

В Одессе Остап вздох­нул сво­бод­нее. Но все же Одесса была уже дру­гой. События тех лет силь­но изме­ни­ли ее облик. Город пред­при­им­чи­вых дель­цов, бир­же­вых и кора­бель­ных макле­ров, лов­ких жули­ков, ита­льян­ской опе­ры, кафе­шан­та­нов и ост­ря­ков, где все вер­те­лось как на кару­се­ли в Дюковском пар­ке, пре­вра­тил­ся в кару­сель ино­го рода — кро­ва­вую. За пер­вых три рево­лю­ци­он­ных года в горо­де сме­ни­лось четыр­на­дцать вла­стей. Австрийцы, нем­цы, фран­цу­зы, англи­чане, вой­ска гет­ма­на Старопадского, пет­лю­ров­цы, гай­да­ма­ки, белая армия гене­ра­ла Деникина, боль­ше­ви­ки, даже армия какого-​то гали­ций­ско­го гене­ра­ла Секира-​Яхонтова… Бывали вре­ме­на, когда в горо­де хозяй­ни­ча­ли одно­вре­мен­но несколь­ко вла­стей и поли­ти­че­ских груп­пи­ро­вок. Так, на Пересыпи обос­но­ва­лись боль­ше­ви­ки. Территорию от вок­за­ла до Аркадии заня­ли гай­да­ма­ки и пет­лю­ров­цы. Центр был под вла­стью интер­вен­тов и белой гвар­дии. Молдаванкой же вла­де­ла деся­ти­ты­сяч­ная армия налет­чи­ков Михаила Винницкого, боль­ше извест­но­го под клич­кой Мишка Япончик. У каж­дой вла­сти были свои госу­дар­ствен­ные гра­ни­цы, отме­чен­ные белье­вы­ми верев­ка­ми с крас­ны­ми флаж­ка­ми, и, конеч­но, своя валю­та. В пор­то­вый город при­бы­ва­ло мно­го бежен­цев из дру­гих губер­ний Российской импе­рии. Это созда­ва­ло осо­бую атмо­сфе­ру и огром­ное поле дея­тель­но­сти для воров, шуле­ров, фар­ма­зон­щи­ков и афе­ри­стов. Город зады­хал­ся от бан­ди­тиз­ма. Одесситы были вынуж­де­ны объ­еди­нять­ся в народ­ные дру­жи­ны по борь­бе с уго­лов­щи­ной. Наиболее отча­ян­ным были при­сво­е­ны зва­ния инспек­то­ров уго­лов­но­го розыска.

Юрий Олеша

Знавшие близ­ко Остапа отзы­ва­лись о нем как о чело­ве­ке доб­ром, импо­зант­ном, лег­ко­воз­бу­ди­мом прав­до­люб­це с силь­но раз­ви­тым чув­ством юмо­ра. Остап был умен, реши­те­лен, с мол­ние­нос­ной реак­ци­ей на сию­ми­нут­ные события.

В апре­ле 1918 года Остап Шор стал инспек­то­ром Одесского уго­лов­но­го розыс­ка. Надо учесть, что рост у него был под 190 и силой он обла­дал неимо­вер­ной. Остап Шор за корот­кий срок нанес ощу­ти­мый удар по бан­де Мишки Япончика: рас­крыл дела об ограб­ле­нии двух бан­ков и ману­фак­ту­ры, устра­и­вал удач­ные заса­ды и брал налет­чи­ков с поличным.


 

Остап бежал, выпрыгнув из окна кабинета следователя

 


Сегодня труд­но пове­рить, но два самых зна­ме­ни­тых про­то­ти­па лите­ра­тур­ных геро­ев Остапа Бендера и Бени Крика люто нена­ви­де­ли друг дру­га. Япончик счи­тал Остапа сво­им лич­ным вра­гом и при­люд­но пообе­щал ото­мстить. Бандиты несколь­ко раз пыта­лись его убить. Однажды вече­ром они схва­ти­ли Остапа на Ланжероновской ули­це, при­ста­ви­ли к спине дуло револь­ве­ра, наки­ну­ли на револь­вер макин­тош для мас­ки­ров­ки и пове­ли его на рас­стрел в пор­то­вые доки. Но надо знать Остапа. Проходя мимо кафе Фанкони, сыщик сумел зате­ять ссо­ру с кем-​то из бир­же­вых макле­ров за улич­ным сто­ли­ком. Началась пота­сов­ка. Бандиты посчи­та­ли за бла­го ретироваться.

После революции

Но все же они нанес­ли свой страш­ный удар. Хотели застре­лить Остапа, но по ошиб­ке вве­ден­ные в заблуж­де­ние фами­ли­ей, застре­ли­ли Натана, кото­рый через несколь­ко дней дол­жен был женить­ся на моло­дой поэтес­се Зинаиде Шишовой. Молодые нахо­ди­лись в мебель­ном салоне, где выби­ра­ли мебель для буду­ще­го дома. В Одессе суще­ству­ет исто­рия о том, что про­изо­шло даль­ше. Впервые ее рас­ска­зал Юрий Олеша Валентину Катаеву. Катаев упо­мя­нул о ней в сво­ем био­гра­фи­че­ском романе «Алмазный мой венец». А одес­си­ты при­да­ли исто­рии образ леген­ды. Приводим ее полностью.

Три чело­ве­ка сред­не­го воз­рас­та в кано­тье и костю­мах англий­ско­го сук­на оста­но­ви­лись перед мебель­ным мага­зи­ном. Постоя в немно­го у вит­ри­ны, они по оче­ре­ди пере­сту­пи­ли порог. Дальше все про­ис­хо­ди­ло быстро.

— Господин Шор?
— Да.
— Привет от Мишки Япончика.

Четыре выстре­ла насчи­тал тол­стый лысе­ю­щий про­да­вец дву­спаль­ных поло­са­тых мат­ра­цев в мебель­ной мастер­ской гос­по­ди­на Миркина на Дерибасовской угол Екатерининской. На полу в мебель­ных струж­ках остал­ся лежать моло­дой человек.

Одесский Оперный театр

Остап на похо­ро­нах не был. Все эти дни он искал убийц. И нашел. Грозный, как ноч­ной осен­ний шторм, в сером широ­ком пиджа­ке, капи­тан­ке и тол­стом вяза­ном шар­фе вокруг могу­чей шеи Остап оста­но­вил­ся у ста­рой рыбац­кой хала­бу­ды на Второй Заливной, что на Пересыпи. Его уста­лые гла­за цве­та моло­до­го бес­са­раб­ско­го вина смот­ре­ли на сырое небо. Затем взгляд Остапа опу­стил­ся к две­ри. Ударом ноги, слов­но центр­фор­вард «Черного моря», он выбил фанер­ную дверь и вошел в тем­ный зоб полуподвала.

Анатолий Фиолетов
Натан был убит за несколь­ко дней до сво­ей свадьбы

Трое убийц сиде­ли за гряз­ным оваль­ным жел­тым сто­лом. Остап подо­шел к сто­лу и поло­жил на него свой мау­зер с поли­ро­ван­ной руч­кой, выдан­ный Одесской народ­ной мили­ци­ей. Это был знак того, что он хочет гово­рить. Стрелять чуть позже.

Рядом с мау­зе­ром Остапа лег­ли револь­ве­ры, фин­ки и кастет.

— Кто из вас, под­ле­цов, убил мое­го бра­та? — спро­сил Остап, выти­рая сле­зы бирю­зо­вым платком.
— Я вино­ват, Остап, — ска­зал один из бан­ди­тов в тель­няш­ке. — Порешил его вме­сто вас. Спутала фами­лия. Видит бог, я пла­чу за ним, как за род­ным братом.
— Лучше бы ты, ублю­док, про­стре­лил мне печень. Ты зна­ешь, кого убил?
— Тогда не знал. А теперь имею све­де­ния — Натана Фиолетова, извест­но­го поэта, дру­га Багрицкого. Я про­шу меня изви­нить. А не можешь про­стить, то бери свою пуш­ку. Вот тебе моя грудь, и будем квиты.

Всю ночь Остап про­вел у бан­ди­тов. При све­те огар­ков они пили рек­ти­фи­кат, не раз­бав­ляя его водой. Читали сти­хи уби­то­го поэта и плакали.

С пер­вы­ми холод­ны­ми луча­ми солн­ца Остап спря­тал в дере­вян­ную кобу­ру мау­зер и бес­пре­пят­ствен­но ушел…

Остап Сулейман Берта Мария Бендер был! История реального прототипа великого комбинатора

Остап очень болез­нен­но вос­при­нял убий­ство бра­та. Он поклял­ся боль­ше нико­гда не брать в руки ору­жия. Через неко­то­рое вре­мя он уво­лил­ся из уго­лов­но­го розыс­ка и уехал путе­ше­ство­вать по стране. В силу сво­е­го импуль­сив­но­го и реши­тель­но­го харак­те­ра Остап посто­ян­но попа­дал в опас­ные пере­дря­ги. Так, в 1922 году он ока­зал­ся в Москве, а точ­нее, в Таганской тюрь­ме горо­да Москвы. Куда уго­дил за дра­ку с чело­ве­ком, оскор­бив­шим жену одно­го извест­но­го поэта. Но как толь­ко сле­до­ва­те­ли узна­ли, что Остап был инспек­то­ром Одесского угро, он был сра­зу освобожден.

Вырезка из газеты

Остап оста­ет­ся в Москве. Часто появ­ля­ет­ся на лите­ра­тур­ных вече­рах, где встре­ча­ет­ся со сво­и­ми ста­ры­ми зна­ко­мы­ми зем­ля­ка­ми. К это­му вре­ме­ни отно­сит­ся его зна­ме­ни­тая фра­за: «Мой папа был турец­ко­под­дан­ным». Остап повто­рял ее часто, когда захо­ди­ла речь о воин­ской обя­зан­но­сти (что дети ино­стран­ных граж­дан осво­бож­да­лись от воин­ской повин­но­сти). Эта фра­за в 20-​х годах была кры­ла­той в Одессе. Илья Ильф и Евгений Петров, что­бы под­черк­нуть отно­ше­ние Остапа Шора к уго­лов­но­му розыс­ку, вво­дят в роман целый ряд наме­ков и кон­крет­ных фраз Бендера, пока­зы­ва­ю­щих его про­фес­си­о­наль­ным сыщи­ком. А в гла­ве «И др.» Остап Бендер и вовсе состав­ля­ет про­то­кол с места про­ис­ше­ствия. Причем самым про­фес­си­о­наль­ным обра­зом. «Оба тела лежат нога­ми к юго-​востоку, а голо­ва­ми к северо-​западу. На теле рва­ные раны, нане­сен­ные, по-​видимому, каким-​то тупым ору­ди­ем». А вот самая извест­ная фра­за о клю­че от квар­ти­ры, где день­ги лежат, при­над­ле­жа­ла вовсе не Шору, а одно­му одес­ско­му респек­та­бель­но­му бильярдисту.

Остап Шор в 1968 году
1968 год. Остап Шор надол­го пере­жил обо­их авто­ров рома­нов о сво­их похождениях

После выхо­да «12 сту­льев» и «Золотого телен­ка» Остап Шор разыс­кал авто­ров книг. Какого же было удив­ле­ние Ильфа и Петрова, когда Остап потре­бо­вал, в доволь­но наг­лой фор­ме, запла­тить ему круп­ную сум­му за спи­сан­но­го с него Бендера. Писатели ста­ли оправ­ды­вать­ся. Остап рас­сме­ял­ся. Друзья заси­де­лись до утра. По всей види­мо­сти Шор рас­ска­зы­вал о сво­ей жиз­ни. Именно поэто­му в зна­ме­ни­тых «Записных книж­ках» Ильфа появи­лась запись: «Остап мог бы и сей­час еще прой­ти всю стра­ну, давая кон­цер­ты грам­мо­фон­ных пла­сти­нок. И очень хоро­шо бы жил, имел бы жену и любов­ни­цу. Все это долж­но кон­чить­ся совер­шен­но неожи­дан­но — пожа­ром грам­мо­фо­на». Остап Шор дал новый тол­чок для соав­то­ров. Ильф и Петров заду­ма­ли тре­тью часть о похож­де­ни­ях Остапа Бендера, где Бендер был бы про­об­ра­зом сего­дняш­них дидже­ев. Но замыс­лу не суж­де­но было вопло­тить­ся в жизнь. Ильф надол­го слег с туберкулезом.

В 1934 году Остап уехал в Челябинск помо­гать сво­е­му дру­гу, дирек­то­ру трак­тор­но­го заво­да. В 1937 году дирек­то­ра аре­сто­вы­ва­ют сотруд­ни­ки НКВД. Остап зате­ва­ет с ними дра­ку, что было, без сомне­ния, сме­лым поступ­ком. Его аре­сто­ва­ли, но он опять совер­шил нечто выда­ю­ще­е­ся. Выпрыгнул в окно из каби­не­та сле­до­ва­те­ля и сбе­жал. Но еще дале­ко до этих собы­тий он сфор­му­ли­ро­вал неко­то­рые свои взгля­ды, кото­ры­ми Ильф и Петров наде­ли­ли и люби­мо­го героя. В част­но­сти, и для лите­ра­тур­но­го пер­со­на­жа, и для его про­то­ти­па харак­тер­на такая фра­за: «У меня с совет­ской вла­стью воз­ник­ли за послед­ний год серьез­ные раз­но­гла­сия. Она хочет стро­ить соци­а­лизм, а я нет».


 

Ильф и Петров задумывали третью часть о похождениях Остапа Бендера

 


Во вре­мя Великой Отечественной вой­ны Остап тщет­но пыта­ет­ся про­бить­ся к род­ствен­ни­кам в бло­кад­ный Ленинград. В кон­це кон­цов из-​за всех муче­ний у него раз­ви­лась экзе­ма, кото­рая пере­рос­ла со вре­ме­нем в рак кожи. Больного Остапа эва­ку­и­ру­ют в Ташкент. В эва­ку­а­ции Остап рабо­та­ет про­вод­ни­ком на товар­ных поездах.

Угол Ришельевской и Ланжероновской улицы

После вой­ны Остап Шор с семьей пере­ез­жа­ет в Москву на Воздвиженку. Выходит на пен­сию по инва­лид­но­сти. Часто посе­ща­ет хво­ра­ю­ще­го Юрия Олешу в Лаврушинском пере­ул­ке. После смер­ти дру­га его пре­сле­ду­ют неду­ги, и Остап прак­ти­че­ски слепнет.

В 1978 году выхо­дит био­гра­фи­че­ский роман Валентина Катаева «Алмазный мой венец». В нем Катаев толь­ко наме­ком ого­ва­ри­ва­ет­ся, с кого спи­сан Остап Бендер. Но Шор не хотел пуб­лич­но рас­про­стра­нять­ся о сво­ей жиз­ни. Сказывался и воз­раст, и мно­го­чис­лен­ные пере­не­сен­ные уда­ры судь­бы. Он так и остал­ся загад­кой еще на два десятилетия.

В 1979 году Остап Шор умер. Похоронен в Москве на Востряковском клад­би­ще. Такова судь­ба это­го чело­ве­ка, став­ше­го про­то­ти­пом одно­го из самых попу­ляр­ных лите­ра­тур­ных персонажей.

Колосс на бронзовых ногах

Памятник Остапу Бендеру
Поначалу глав­ный шах­ма­тист Калмыкии пре­зи­дент Кирсан Илюмжинов обе­щал открыть памят­ник Остапу непо­сред­ствен­но в Рио-​де-​Жанейро, но потом, вид­но, решив не раз­ба­за­ри­вать по миру куль­тур­ные цен­но­сти, поста­вил его у себя под боком.

С 1999 года двух­мет­ро­вая фигу­ра Бендера охра­ня­ет покой жите­лей шах­мат­но­го город­ка Сити-​Чесс (гости­нич­ный ком­плекс на окра­ине Элисты, отгро­хан­ный к про­ве­де­нию Всемирной шах­мат­ной олим­пи­а­ды). Власти Рио-​де-​Жанейро до сих пор рвут воло­сы от досады.

 

Памятник Остапу Бендеру
Если ваши дру­зья быва­ли на Итальянской ули­це в Питере, вы уже мог­ли видеть этот памят­ник на их крас­но­гла­зых фото­гра­фи­ях. Редкий турист усто­ит перед соблаз­ном при­сесть на стул масте­ра Гамбса перед объ­ек­ти­вом мыль­ни­цы. В Ленинграде сын турец­ко­под­да­но­го не появлялся.

Тем не менее в 2000 году с боль­шой пом­пой памят­ник был открыт. Скульптор не смог оста­но­вить­ся на чем-​то од ном и кро­ме сту­ла дал Бендеру пап­ку с делом Корейко. Черты лица так­же при­шлось поде­лить меж­ду Юрским и Мироновым.

Источник: maximonline.ru