Интервью Константина Эрнста телеканалу ОНТ
Телевид — объявление бегущей строкой на ТВ
Ускоряемся вместе
Телевид — настоящее цифровое кабельное телевидение

Интервью Константина Эрнста телеканалу ОНТ

Директор дирек­ции инфор­ма­ци­он­но­го веща­ния ОНТ Руслан Поддубский встре­тил­ся на этой неде­ле с гене­раль­ным дирек­то­ром Первого рос­сий­ско­го кана­ла Константином Эрнстом. Но раз­го­вор был не столь­ко о ново­стях, сколь­ко о теле­ви­де­нии в целом и о сотруд­ни­че­стве меж­ду дву­мя кана­ла­ми.

15 лет про­шло с того момен­та, когда теле­ка­нал ОНТ начал своё эфир­ное веща­ние. Мы запус­ка­лись со сло­га­ном «Не вме­сто, а вме­сте». Это была не про­сто про­грамм­ная поли­ти­ка теле­ка­на­ла ОНТ. Таким обра­зом мы пока­зы­ва­ли, что инфор­ма­ци­он­ное веща­ние будет уси­ли­вать сотруд­ни­че­ство и двух стран, и двух теле­ка­на­лов. По про­ше­ствии это­го вре­ме­ни, на ваш взгляд, этот сло­ган ещё актуа­лен или его мож­но какими-​то дру­ги­ми сло­ва­ми сфор­му­ли­ро­вать?

– Я думаю, он про­дол­жа­ет быть столь же акту­аль­ным. И я хочу поздра­вить, в первую оче­редь, бело­рус­ских зри­те­лей и наших кол­лег с ОНТ с юби­ле­ем. Я думаю, что отлич­ный резуль­тат – пер­вое место в бело­рус­ском теле­эфи­ре – это заслу­жен­ный резуль­тат сов­мест­ной рабо­ты. И я знаю, что в топ-​10 про­грамм, лиди­ру­ю­щих в бело­рус­ском эфи­ре, восемь при­над­ле­жит про­грам­мам ОНТ, и наше уча­стие в этом тоже есть. Я счи­таю, что мы, как брат­ские наро­ды, сво­ей сов­мест­ной дея­тель­но­стью ещё сохра­ня­ем еди­ное куль­тур­ное про­стран­ство, в кото­ром нахо­дим­ся, и рабо­та­ем парт­нёр­ски.

Константин Львович, как вы счи­та­е­те, поче­му люди всё-​таки гово­рят, что они не смот­рят теле­ви­зор? Это тен­ден­ция вре­ме­ни такая?

– Один мой зна­ко­мый (глав­ный редак­тор попу­ляр­ней­ше­го моло­дёж­но­го изда­ния) одна­жды про­хо­дя через редак­ци­он­ную ком­на­ту ска­зал: «Слушайте, если вы все рас­ска­зы­ва­е­те, что у вас дома нет теле­ви­зо­ра, то поче­му вы обсуж­да­е­те эпи­зод вче­раш­не­го сери­а­ла?» Подавляющее боль­шин­ство людей смот­рит теле­ви­де­ние, пото­му что оно обла­да­ет уни­каль­ным каче­ством: это и еди­но­вре­мен­ное пред­став­ле­ние неко­го новост­но­го, худо­же­ствен­но­го про­дук­та, кото­рый мож­но обсуж­дать всем вме­сте. Ты зна­ешь, что подав­ля­ю­щее боль­шин­ство людей, у кого бы ты ни спро­сил, они либо виде­ли, либо зав­тра посмот­рят этот про­дукт. И в этом одно из самых маги­че­ских зна­че­ний теле­ви­де­ния, то есть еди­но­вре­мен­ность сов­мест­но­го худо­же­ствен­но­го, инфор­ма­ци­он­но­го и эмо­ци­о­наль­но­го пере­жи­ва­ния – это то, что Интернет не может дать в пол­ном объ­ё­ме. Более того, ино­гда ста­ро­мод­ные теле­ви­зи­он­щи­ки или моло­дые либе­ра­лы счи­та­ют, что суще­ству­ет анта­го­низм меж­ду теле­ви­де­ни­ем и Интернетом. Это ерун­да.

Телевидение – это, в первую оче­редь, кон­тент­ная коман­да. Это люди, кото­рые могут про­из­во­дить еже­днев­но, 365 дней году и 24 часа в день некий поток кон­тен­та опре­де­лён­но­го каче­ства. И в зави­си­мо­сти от каче­ства они соби­ра­ют ту или иную ауди­то­рию, а то, что дей­стви­тель­но часть моло­дё­жи кичит­ся тем, что яко­бы не смот­рит теле­ви­зор… Мы то зна­ем, что боль­шин­ство из них всё это смот­рят и обсуж­да­ют. Они, навер­ное, гово­рят «Да, я не смот­рел это дома с роди­те­ля­ми по теле­ви­зо­ру, но смот­рел в сво­ём гад­же­те отло­жен­ный про­смотр». Поэтому какая раз­ни­ца? Я думаю, что у теле­ви­де­ния, как у кон­тент­ной коман­ды, нету ника­ких про­блем с Интернетом, наобо­рот, он помо­га­ет рас­про­стра­нять кон­тент.

Но мы же не долж­ны не обра­щать вни­ма­ния на то, что и рекла­мо­да­тель актив­но идёт туда. Нужно ли его отво­ё­вы­вать и воз­вра­щать сюда?

– Знаете, мы фина­ли­зи­ро­ва­лись прак­ти­че­ски во внут­ри­ин­ду­стри­аль­ных рос­сий­ских дого­во­рён­но­стях о том, что при­хо­дим на еди­ную интернет-​площадку, где будет сосре­до­то­чен весь рос­сий­ских легаль­ный аудио­ви­зу­аль­ный кон­тент (как стри­мо­вое веща­ние, так и отло­жен­ные про­смот­ры). Я думаю, что там мы, во-​первых, будем пони­мать объ­ек­тив­ную кар­ти­ну про­смот­ров, то есть это будет не социо­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние, а факт. И там же будет раз­ме­щать­ся рекла­ма, пото­му что Интернет зара­ба­ты­ва­ет мак­си­маль­ное коли­че­ство денег на пока­зе и досту­пе к аудио­ви­зу­аль­но­му про­дук­ту, а вовсе не к чему-​нибудь дру­го­му, а аудио­ви­зу­аль­ный про­дукт в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни созда­ёт­ся основ­ны­ми теле­ка­на­ла­ми. Мы най­дём реклам­ную модель, кото­рая поз­во­лит глав­ное – про­дол­жать созда­вать каче­ствен­ный аудио­ви­зу­аль­ный про­дукт для наших зри­те­лей.

Константин Львович, навер­ное, нуж­но ещё учи­ты­вать какие-​то тен­ден­ции, ауди­то­рия в Интернете немнож­ко дру­гая. Какие-​то изме­не­ния ожи­да­ют клас­си­че­ское теле­ви­де­ние?

– Классическое теле­ви­де­ние будет рабо­тать в доволь­но клас­си­че­ской фор­ме, пока будут живы люди, родив­ше­е­ся до 1980 года. А те, кто родил­ся после (так назы­ва­е­мое интернет-​рождённое поко­ле­ние), будут смот­реть теле­ви­де­ние, несколь­ко дру­гое по рит­ми­ке, по фор­ме, по объ­ё­му, по сме­ще­нию цен­тров вни­ма­ния. Потому что это те люди, вос­при­я­тие визу­аль­ной инфор­ма­ции кото­рых во мно­гом сфор­ми­ро­ва­но Интернетом. И теле­ви­де­ние учтёт про­сто спе­ци­фи­ку пси­хо­ло­ги­че­скую это­го типа вос­при­я­тия и будет дви­гать­ся в сто­ро­ну более удоб­но­го для вос­при­я­тия это­го поко­ле­ния про­дук­та. Я думаю, что в этом нет ника­кой про­бле­мы.

То есть мож­но ска­зать, что те про­ек­ты, кото­рые сего­дня име­ют высо­кие рей­тин­ги, они оста­нут­ся, немно­го видо­из­ме­нив­шись?

– Я думаю, что часть из них не пере­жи­вёт этих изме­не­ний, часть транс­фор­ми­ру­ет­ся, а неко­то­рые про­ек­ты прак­ти­че­ски в неиз­мен­ном виде будут про­дол­жать оста­вать­ся попу­ляр­ны­ми. Знаете, нака­нуне самые высо­кие циф­ры позд­но вече­ром дала про­грам­ма «Что?Где?Когда?», но она, по боль­шо­му счё­ту, не изме­ни­лась на про­тя­же­нии несколь­ких деся­ти­ле­тий. Думаю, толь­ко допол­ни­тель­ная интер­ак­тив­ность может рас­ши­рить её пара­мет­ры, а так она будет оста­вать­ся ещё сле­ду­ю­щее деся­ти­ле­тия. Потому что в ней есть дра­ма­тур­ги­че­ская интер­ак­тив­ность: когда зада­ёт­ся вопрос, вы сиди­те со сво­ей семьёй на диване, зна­е­те ответ и може­те отве­тить рань­ше, чем зна­то­ки, и ваша семья будет испол­не­на ува­же­ни­ем к вам. А мож­но создать ту интер­ак­тив­ность, когда вы тут же буде­те наби­рать пра­виль­ный ответ – и вся стра­на будет узна­вать, что вы тот чело­век, кото­рый рань­ше зна­то­ков, обла­да­те­лей сов и дру­гих при­зов, отве­ча­е­те на вопрос.

Константин Львович, что ждёт теле­ви­де­ние в крат­ко­сроч­ном буду­щем?

– Деление на сезо­ны, кото­рые начи­на­ют­ся в сен­тяб­ре и закан­чи­ва­ют­ся в июне, уже вещь антич­ная. Мы пола­га­ем, что теле­ви­де­ние долж­но иметь один сезон – 365 дней в году. Сегодня при­ни­ма­ли про­ект, кото­рый назы­ва­ет­ся «Дачники» – это реалити-​шоу о том, как город­ские люди уез­жа­ют на дачу, и как они там живут по выход­ным. Будет ещё один сезон «Голоса» (навер­ное, послед­ний). Проект соби­ра­ет отлич­ные циф­ры, но про­сто в какой-​то момент пони­ма­ешь, что всё хоро­шее надо закан­чи­вать на высо­кой ноте, а не ждать, когда из цик­ла «кисоч­ка, ещё капель­ку…» (улы­ба­ет­ся – прим.ред.). Очень мно­го новых инте­рес­ных сери­а­лов, часть из кото­рых будет свя­за­на со сто­ле­ти­ем Октябрьской рево­лю­ции. Сериал «Троцкий» с Константином Хабенским в глав­ной роли, вто­рой сезон «Метода». Будет мно­го раз­ных инте­рес­ных про­ек­тов. В общем, будем про­дол­жать удив­лять наших с вами зри­те­лей.

Источник: теле­ка­нал ОНТ