Бортный мед с тысячелетней историей: микрокосм в колоде
Телевид — настоящее цифровое кабельное телевидение
Ускоряемся вместе
Телевид — объявление бегущей строкой на ТВ

Бортный мед с тысячелетней историей: микрокосм в колоде

200-​летние коло­ды в лесу под Речицей обна­ру­жил кор­ре­спон­дент Sputnik. Их вла­дель­цы, потом­ствен­ные борт­ни­ки, рас­ска­за­ли о том, что такое борт­ный мед и как его собирать.

Удивительно, но на белорусско-​украинском погра­ни­чье сохра­ни­лась уни­каль­ная тра­ди­ция — бор­те­вое пче­ло­вод­ство. Это един­ствен­ное место в Европе, где она прак­ти­че­ски не пре­ры­ва­лась и пере­да­ва­лась из поко­ле­ния в поколение.

Фотокорреспонденту Sputnik Сергею Лескетю уда­ва­лось встре­чать борт­ные коло­ды не толь­ко на Полесье, но и в северо-​западных реги­о­нах стра­ны — хотя мно­гие любят рас­ска­зы­вать о сво­их бор­тях, как о един­ствен­ных оставшихся.

Но имен­но потом­ствен­ны­ми борт­ни­ка­ми мож­но счи­тать семью Петра Гвоздя, живу­ще­го в Речице, кото­рый вме­сте с сыном Сергеем про­дол­жа­ет тра­ди­цию сво­е­го деда и пра­де­да. Некоторым коло­дам в этом лесу до 150-​200 лет!

Здесь, рядом с дерев­ней Крынки Речицкого рай­о­на, сто­ит целый борт­ный лес, кото­рый насчи­ты­ва­ет око­ло 100 бор­тей. Со слов Петра, рань­ше у каж­до­го хозя­и­на были бор­ти, но потом кто умер, кто уехал, у кого-​то дети не захо­те­ли про­дол­жать зани­мать­ся лесом… Но коло­ды не про­па­ли, это же грех — губить пчел. Люди пере­да­ва­ли их дру­гим борт­ни­кам — сво­им дру­зьям и зна­ко­мым. Один сосед у него дер­жит боль­ше 50 колод. Так, тут, в 20 км от Речицы, и живет, каза­лось бы, исчез­нув­шая традиция.

В чем уни­каль­ность? Человек, кото­рый зани­ма­ет­ся борт­ным сбо­ром меда, прак­ти­че­ски не вме­ши­ва­ет­ся в жизнь пчел, остав­ляя ее мак­си­маль­но при­бли­жен­ной к жиз­ни в нату­раль­ных условиях.

Бортный мед — на сего­дняш­ний день един­ствен­ный спо­соб полу­чить на 100% нату­раль­ный про­дукт пче­ло­вод­ства. В дру­гих усло­ви­ях полу­чить его прак­ти­че­ски невоз­мож­но. В коло­де пче­лы созда­ют свой мик­ро­косм, где могут регу­ли­ро­вать тем­пе­ра­ту­ру и содер­жа­ние угле­кис­ло­го газа, таким обра­зом уни­что­жая пара­зи­тов. Здесь не при­ме­ня­ют­ся добав­ки про­мыш­лен­но­го пара­фи­на к сотам, сахар и лекар­ства для пчел, отра­вы для пара­зи­ти­ру­ю­щих клещей.

Быть борт­ни­ком — это боль­ше, чем быть про­сто пче­ло­во­дом. Нужно любить пчел, лес, тра­ди­цию. Ведь если обыч­ный пче­ло­вод из рамоч­но­го улья может «выжать» 20-​30 лит­ров меда, то из коло­ды — 5-​10. Кроме того, пче­лы в коло­де могут при­но­сить мед пер­вые три года, затем все соты нуж­но сре­зать и вычи­стить коло­ду, и через несколь­ко лет они опять туда вернутся.

Поэтому борт­ни­ки дер­жа­ли мно­го колод. В неко­то­рых реги­о­нах прак­ти­че­ски у каж­до­го муж­чи­ны были свои коло­ды. На сва­дьбах моло­дым дари­ли как один из луч­ших подар­ков коло­ду с пчелами.

Бортевому пче­ло­вод­ству в Беларуси боль­ше 1000 лет. Это осо­бый вид про­мыс­ла, кото­рый упо­ми­на­ет­ся в таких древ­них юри­ди­че­ских доку­мен­тах, как «Русская прав­да» (пра­во Киевской Руси) и ста­ту­ты ВКЛ. Именно из это­го про­мыс­ла и появи­лось совре­мен­ное пчеловодство.

Ремесло это очень древ­нее и наи­бо­лее при­бли­же­но к про­сто­му соби­ра­нию меда в дуп­лах дере­вьев в лесах. ХVII-​ХVIII сто­ле­тия были золо­ты­ми века­ми для это­го про­мыс­ла. Бортный мед мож­но назвать нефтью сред­не­ве­ко­вья и основ­ным экс­порт­ным сырьем — труд­но пред­ста­вить то вре­мя без вос­ко­вых све­чей и медо­вых напитков.

С ХVIII века тра­ди­ция посте­пен­но вытес­ня­лась колод­ным пче­ло­вод­ством и рамоч­ным. На это повли­я­ло то, что с тех вре­мен очень мно­го леса экс­пор­ти­ро­ва­лось в Европу. Историки утвер­жда­ют, что на литов­ских лесах была постро­е­на мощь фло­та Британии.

На сего­дняш­ний день, по под­сче­там Ивана Осипова, энту­зи­а­ста воз­рож­де­ния тра­ди­ции, живет око­ло 190 борт­ни­ков, во вла­де­ни­ях кото­рых до 1800 бор­тей. Сейчас борт­ни­че­ство пыта­ют­ся воз­ро­дить и в Польше, но поль­ские пче­ло­во­ды не могут обой­тись без бело­рус­ских учителей.

Источник: sputnik.by