Речичанин Ярослав Славиковский стал чемпионом США по вольной борьбе | televid.by
Новая аптека в Речице
АПТЕКА

Речичанин Ярослав Славиковский стал чемпионом США по вольной борьбе

Автор: Марина Атаманчук

На юни­ор­ском чем­пи­о­на­те Европы по борь­бе в Риме 19-​летний речи­ча­нин Ярослав Славиковский занял тре­тье место в весо­вой кате­го­рии до 97 кило­грам­мов. Интересно, что за несколь­ко меся­цев до это­го ему уда­лось стать и чем­пи­о­ном США, пишет «Правда Гомель».

В сек­цию по воль­ной борь­бе девя­ти­лет­не­го Ярослава при­вел брат Валентин. Он, к сло­ву, стар­ше на девять лет — мастер спор­та меж­ду­на­род­но­го клас­са по кик­бок­син­гу, мно­го­крат­ный побе­ди­тель Кубка мира и чем­пи­он Европы, живет в США. Вот и Ярослав послед­ние два года учит­ся в Штатах в част­ной школе-​пансионе Northfield Mount Hermon School непо­да­ле­ку от Бостона. Там он пер­вый и пока един­ствен­ный бело­рус.

Чтобы вырас­ти хоро­ши­ми людь­ми

Наша бесе­да про­хо­дит в каби­не­те дирек­то­ра ДЮКФП «Олимп» Алексея Евдокимова. Присутствует и пер­вый тре­нер Ярослава Владимир Якуш.

— Технику мож­но поста­вить, мыш­цы нака­чать. Ребенок вырас­тет здо­ро­вым и стат­ным, но если силы духа нет — всё бес­по­лез­но, — гово­рит Владимир Леонидович.

— Если не меч­тать о спор­тив­ных титу­лах, поче­му сто­ит выби­рать воль­ную борь­бу? — инте­ре­су­юсь я.

— Для армии. Наши ребя­та к ней гото­вы. Да, насто­я­щи­ми спортс­ме­на­ми ста­нут один-​два чело­ве­ка, но осталь­ные вырас­тут хоро­ши­ми людь­ми. Вот неко­то­рые уче­ни­ки уже сво­их детей ко мне при­во­дят. Приятно.

К сло­ву, в нояб­ре испол­нит­ся 35 лет, как Владимир Якуш на пре­по­да­ва­тель­ской рабо­те. Так что его сло­ва доро­го­го сто­ят.

Страх, пред­вку­ше­ние, эмо­ции на пре­де­ле Теперь задаю вопро­сы Ярославу. Он мне пока­зал­ся при­ят­ным веж­ли­вым пар­нем. Серьезным, собран­ным. Этаким моло­дым спар­тан­цем.

— А что у тебя с гла­зом?

— Да после боя оста­лось, — отма­хи­ва­ет­ся ново­ис­пе­чен­ный брон­зо­вый при­зер чем­пи­о­на­та Европы.

— Помнишь, как про­хо­дил этот став­ший для тебя медаль­ным поеди­нок?

— Сначала была раз­мин­ка, я дол­го ждал схва­ток в сво­ей весо­вой кате­го­рии: мы закры­ва­ли про­грам­му. Ощущения неза­бы­ва­е­мые, орга­низм, эмо­ции на пре­де­ле — вол­не­ние зашка­ли­ва­ет. Страх, пред­вку­ше­ние — всё пере­ме­ша­лось. Это здо­ро­во, но каж­дый день про­хо­дить через такое не хотел бы. В голо­ве кру­ти­лось мно­го мыс­лей: боял­ся не оправ­дать надежд и остать­ся тури­стом. Мы так меж­ду собой шутим: если меда­ли нет, то ты про­сто турист, кото­рый при­е­хал, посмот­рел город, сфо­то­гра­фи­ро­вал­ся и уехал домой.

— После схват­ки дол­го при­хо­дил в себя?

— Первое вре­мя была эйфо­рия, ходил счаст­ли­вый. Кстати, не сра­зу до кон­ца осо­знал, что имен­но мою руку под­ня­ли вверх, я выиг­рал брон­зу! Но уже через день-​два появи­лись физи­че­ская уста­лость, леность, трав­мы. Из тако­го состо­я­ния важ­но гра­мот­но выхо­дить: лежать день на диване — не вари­ант. Нужны неболь­шая физи­че­ская актив­ность, бас­сейн, про­гул­ки, уме­рен­ное пита­ние.

— Наверное, как и любой спортс­мен, ты ехал за пер­вым местом. Что почув­ство­вал, когда понял, что золо­то ускольз­ну­ло?

— Соперник объ­ек­тив­но был силь­нее. Но я все рав­но рас­стро­ил­ся, нелег­ко вос­при­ни­маю пора­же­ния. Меня дол­го не отпус­ка­ло. Потом понял, что борь­ба про­дол­жа­ет­ся: еще был шанс взять брон­зу, так что и руки опус­кать рано.

— Кому пер­во­му позво­нил, когда стал при­зе­ром?

— Брату. Звонил по роумин­гу, но каж­дая секун­да это­го раз­го­во­ра того сто­и­ла. Он чело­век, без кото­ро­го бы не было моей побе­ды, кото­рый вос­пи­ты­вал меня, обу­чил все­му, что знаю. Еще за испол­не­ние сво­ей меч­ты бла­го­да­рю маму Татьяну Валерьевну и всех, кто мне помо­гал, тре­не­ров, спарринг-​партнеров.

Американская шко­ла

— В каком воз­расте ты решил, что борь­ба — это все­рьез и надол­го?

— В 14 — 15 лет. Именно тогда понял, что нуж­но при­ни­мать реше­ние: либо зани­мать­ся с мак­си­маль­ной отда­чей, выжи­мая из себя всё, либо сой­ти с это­го пути и искать дру­гой.

— Предполагал, что впе­ре­ди ждет меж­ду­на­род­ная спор­тив­ная карье­ра и будет необ­хо­ди­мо зна­ние англий­ско­го язы­ка?

— О шко­ле в Америке меч­тал, но это каза­лось чем-​то недо­сти­жи­мым. Помог брат. Он общал­ся с тре­не­ра­ми, нала­жи­вал кон­так­ты, зво­нил, напо­ми­нал обо мне. А англий­ский я учил пона­ча­лу боль­ше для себя. Даже к репе­ти­то­ру ходил.

— Что дает боль­ший стресс: незна­ко­мая обста­нов­ка, чужой язык или интен­сив­ная учеб­ная про­грам­ма?

— Я с дет­ства ездил на сбо­ры, потом учил­ся в Минске, так что при­вы­кать к ново­му кол­лек­ти­ву, тре­не­рам мне не впер­вой. Другое дело — язы­ко­вой барьер. Понадобилось два-​три меся­ца, что­бы его пре­одо­леть. Учиться тоже непро­сто: тре­бо­ва­ния высо­кие. Полдня ты на заня­ти­ях, а вече­ром садишь­ся за эссе, мате­ма­ти­ку или еще какие-​то нау­ки. И так каж­дый день. Плюс еже­днев­но по две тре­ни­ров­ки: утром и вече­ром. В шко­ле при­хо­дит­ся быть и сту­ден­том, и атле­том. Я бы даже ска­зал, что при­о­ри­тет отда­ет­ся уче­бе.

— Совпали ли ожи­да­ния и реаль­ность?

— Если чест­но, об уче­бе в Америке я судил по филь­мам, жур­на­лам. На деле ока­за­лось не совсем так. Например, нет кру­тых муску­ли­стых пар­ней, кото­рые тре­ти­ру­ют бота­ни­ков в очках. Хотя пол­но­стью судить об аме­ри­кан­ской систе­ме обра­зо­ва­ния не могу — наша шко­ла все-​таки не стан­дарт­ная, очень либе­раль­ная, здесь мно­го ино­стран­цев. Да и об Америке в целом мне труд­но рас­суж­дать, пото­му что мы ведь живем почти как в лаге­ре — мало кон­так­ти­ру­ем с мест­ны­ми. Недельные кани­ку­лы дают­ся в честь Дня бла­го­да­ре­ния в нояб­ре, мож­но отпра­вить­ся в Бостон или Нью-​Йорк. Но там мы про­во­дим вре­мя как тури­сты, а не учим­ся или рабо­та­ем.

— Ты можешь выби­рать пред­ме­ты или есть общая про­грам­ма?

— Одни пред­ме­ты обя­за­тель­ные, дру­гие дают­ся на выбор. За год нуж­но изу­чить шесть кур­сов. В пер­вый год у меня было два кур­са англий­ско­го язы­ка, два — мате­ма­ти­ки, физи­ка и химия. Во вто­рой год — англий­ская лите­ра­ту­ра, мате­ма­ти­ка, физи­ка, био­ло­гия, рели­гия и исто­рия.

Мотивируют мама и брат

— Знаю, что ты хочешь посту­пить в аме­ри­кан­ский уни­вер­си­тет. Продолжишь высту­пать за Беларусь и в этом слу­чае?

— Если еще раз пред­ста­вит­ся такая воз­мож­ность и тре­не­ры дадут шанс, то конеч­но — у меня же бело­рус­ский пас­порт. Но про­бле­ма в том, что я мало бываю на родине. От силы три меся­ца. Так что про­пус­каю основ­ные сорев­но­ва­ния и отбор на чем­пи­о­на­те рес­пуб­ли­ки. И за США я высту­пать не могу, пото­му что у меня нет аме­ри­кан­ско­го граж­дан­ства.

— Но в мар­те ты же стал чем­пи­о­ном США?

— Эти сорев­но­ва­ния не были отбо­роч­ны­ми.

— Если посту­пишь и окон­чишь уни­вер­си­тет, пла­ни­ру­ешь остать­ся за оке­а­ном?

— Рано об этом гово­рить. Хотя знаю, что при­ни­мать реше­ние будет тяже­ло. Уверен толь­ко в одном: если хоро­шо зара­ба­ты­вать, мож­но жить где угод­но.

— Что тебя моти­ви­ру­ет?

— Я родом из Речицы, вышел дале­ко не из самой бога­той семьи. Родители раз­ве­лись, когда был малень­ким. Мама рабо­та­ла учи­те­лем химии и био­ло­гии. Но у меня уже есть дости­же­ния. Конечно, не думаю об этом каж­дое утро, когда про­сы­па­юсь: в этот момент я, как и дру­гие ребя­та, спе­шу на уче­бу. Однако в труд­ные или очень важ­ные мину­ты — вот как на чем­пи­о­на­те Европы — все­гда об этом вспо­ми­наю. Еще меня моти­ви­ру­ют мама и брат. Я хочу мно­го­го добить­ся в жиз­ни.

Фото: ИЗ АРХИВА ЯРОСЛАВА СЛАВИКОВСКОГО