Война музыке не помеха — история ансамбля «Голубые береты» — televid.by
Телевид — настоящее цифровое кабельное телевидение
АПТЕКА

Война музыке не помеха — история ансамбля «Голубые береты»

Образовавшийся в Афганистане во вре­мя вой­ны ансамбль «Голубые бере­ты» про­гре­мел на весь СССР и про­дол­жа­ет высту­пать до сих пор.

Ансамбль «Голубые бере­ты» обра­зо­вал­ся в Афганистане, в 103-​й диви­зии Воздушно-​десантных войск. В 1987 году ансамбль про­гре­мел на весь СССР, побе­див в теле­ви­зи­он­ном кон­кур­се «Когда поют сол­да­ты». Выступление шло по теле­мо­сту из Кабула. Многие пес­ни «Голубых бере­тов» ста­ли по-​настоящему народ­ны­ми. Они на слу­ху и по-​прежнему очень эмо­ци­о­наль­но и силь­но дей­ству­ют на слу­ша­те­лей.

Спустя трид­цать лет после выво­да войск из Афганистана ансамбль «Голубые бере­ты» про­дол­жа­ет ездить с кон­цер­та­ми, запи­сы­вать дис­ки – в общем, актив­но твор­че­ски рабо­тать. На фев­раль нынеш­не­го года запла­ни­ро­ван выход ново­го, один­на­дца­то­го по сче­ту аль­бо­ма. Об исто­рии и совре­мен­но­сти «Голубых бере­тов» все узнал кор­ре­спон­дент Sputnik Лев Рыжков.

Приз – аппаратура

Ансамбль «Голубые бере­ты» обра­зо­вал­ся в 1985 году, в клу­бе 350-​го пол­ка 103-​й диви­зии ВДВ в Кабуле. Началось с того, что началь­ник полит­от­де­ла пере­дал во вре­мен­ное поль­зо­ва­ние музы­каль­ную аппа­ра­ту­ру из сосед­не­го пол­ка. У сосе­дей она пыли­лась без дела, а в 350-​м были музыканты-​десантники. И коман­до­ва­ние тут же поста­ви­ло им зада­чу – орга­ни­зо­вать празд­нич­ный кон­церт. Сроку дали неде­лю. Иначе аппа­ра­ту­ра воз­вра­ща­лась в сосед­ний полк.

«Репетировать было неко­гда, — вспо­ми­на­ет руко­во­ди­тель ансам­бля Сергей Яровой. — В основном-​то все – на бое­вых зада­ни­ях. Слава Богу, что коман­ди­ром диви­зии у нас был буду­щий министр обо­ро­ны Павел Грачев – тогда еще пол­ков­ник. Он нам офи­ци­аль­но раз­ре­шил репе­ти­ро­вать по ночам, пото­му что днем ни на что вре­ме­ни не было».

Тем не менее уже на пер­вом кон­цер­те про­зву­ча­ли зна­ме­ни­тые пес­ни, по кото­рым «Голубые бере­ты» узна­ет любой. Это и «Синева», и «Боевым награж­да­ет­ся орде­ном», и «Память». Аппаратура оста­лась в 350-​м пол­ку, а ансамбль «Голубые бере­ты» родил­ся офи­ци­аль­но.

Никаких побла­жек артистам-​десантникам не дела­ли. Они, как и преж­де, ходи­ли на бое­вые зада­ния. Сергей Яровой вспо­ми­на­ет, что ино­гда, когда бое­вое под­раз­де­ле­ние захо­ди­ло в какие-​то воин­ские части, там уже зна­ли, что при­шли «Голубые бере­ты». Ребята жда­ли кон­цер­та, но ансамбль все­го лишь попол­нял бое­ком­плект, брал сух­пай­ки и ухо­дил. 

«В Афгане у нас было не так мно­го кон­цер­тов, – вспо­ми­на­ет Сергей Яровой. – Выездных гастро­лей у нас не было. В основ­ном мы высту­па­ли перед пол­ком после бое­вых зада­ний, в посоль­стве СССР, сле­та­ли на воен­ную базу в Баграм. Мы не коле­си­ли по стране, как об этом порой оши­боч­но дума­ют. Надо про­сто пред­ста­вить себе Афган, эти доро­ги».

Лирическая политинформация

Нельзя ска­зать, что пес­ни «Голубых бере­тов» рож­да­лись пря­мо под огнем. Но неко­то­рые – сра­зу после боев. И испол­ня­лись уже на сле­ду­ю­щий день.

«Есть у нас пес­ня памя­ти бата­льон­но­го вра­ча Анатолия Костенко, – гово­рит Сергей Яровой. – Старший лей­те­нант Костенко из 1-​го бата­льо­на погиб на Панджшере. У него уже прак­ти­че­ски закан­чи­ва­лась опе­ра­ция. И тут полу­чил ране­ния пуле­мет­чик 2-​й роты. Врач Костенко к нему рва­нул. И погиб. «Пинцеты» (так мы назы­ва­ли меди­ков) были самые без­ба­шен­ные. Они нико­гда не носи­ли ни бро­не­жи­ле­тов, ни касок».

Во вре­мя воз­вра­ще­ния из боя роди­лась пес­ня. «Голубые бере­ты» выучи­ли и отре­пе­ти­ро­ва­ли ее за ночь. И на сле­ду­ю­щий день спе­ли перед пол­ком пес­ню о вче­раш­нем бое.

«Любая пес­ня «Голубых бере­тов» – это отклик на какое-​то собы­тие», – гово­рит солист Юрий Слатов. Песни «Голубых бере­тов» для совет­ских сол­дат в Афганистане были не толь­ко лири­че­ским пере­жи­ва­ни­ем, но и источ­ни­ком инфор­ма­ции. Так, пес­ня «27 апре­ля» роди­лась из рас­ска­за началь­ни­ка клу­ба о вос­ста­нии совет­ских плен­ных в кре­по­сти Бадабер на тер­ри­то­рии Пакистана.

Подарки группы Голубые береты
© Sputnik Алексей Тихомиров
Подарки груп­пы «Голубые бере­ты»

Издержки шоу-​бизнеса

Дома «Голубые бере­ты» ста­ли частью шоу-​бизнеса и столк­ну­лись с неко­то­ры­ми спе­ци­фи­че­ски­ми про­яв­ле­ни­я­ми этой инду­стрии. Так, в 90-​е годы их актив­но кло­ни­ро­ва­ли.

«Какие-​то люди наде­ва­ли бере­ты и каму­фляж, вста­ва­ли око­ло мет­ро с гита­ра­ми, ста­ви­ли ящик для пожерт­во­ва­ний и пели наши пес­ни. На ужас­ном уровне, – гово­рит Юрий Слатов. – Вот пред­ставь­те, идет чело­век и видит, что кто-​то в голу­бом бере­те поет «Синеву», соби­ра­ет день­ги. А потом он видит афи­шу «Голубых бере­тов». И дума­ет: «Так они же у нас в пере­хо­де игра­ли! Зачем я дол­жен пла­тить 500 руб­лей за кон­церт?» Это очень непри­ят­ная ситу­а­ция. С ней ниче­го не поде­ла­ешь. Не с поли­ци­ей же к ним под­хо­дить?»

Но в шоу-​бизнесе у «Голубых бере­тов» есть и дру­зья. Например, Юрий Шевчук.

«В Санкт-​Петербурге мы с ДДТ высту­па­ли в БКЗ «Октябрьский», – вспо­ми­на­ет Юрий Слатов. – Приехали на кон­церт с дере­вян­ны­ми гита­ра­ми, без аппа­ра­ту­ры. Понадеялись на мест­ных «афган­цев». А те нам на соро­ка­ты­сяч­ный зал нашли сла­бень­кие колон­ки. А у Шевчука были целые горы аппа­ра­ту­ры. И тут идет сам Юрий Юлианович: «Ребята, при­вет! Почему такие печаль­ные?» А мы не про­сто печаль­ные, мы злые. А Шевчук все понял и гово­рит: «Наша аппа­ра­ту­ра устро­ит?» И потом мы бра­та­лись на сцене. То же дела­ли и фана­ты. Суперконцерты были!»

С боль­шой сим­па­ти­ей «Голубые бере­ты» отно­сят­ся к Валерию Леонтьеву. Первая встре­ча с ним про­изо­шла в 1988 году, на боль­шом кон­цер­те в «Олимпийском».

«Мы уже высту­пи­ли и шли на выход, – вспо­ми­на­ет Сергей Яровой. – И вдруг слы­шу: «На сцене Валерий Леонтьев с пес­ней «Афганский ветер». Я и пред­ста­вить себе не мог, что попу­ляр­ный певец запо­ет про Афган. Вернулся, дослу­шал до кон­ца, ото­брал у какого-​то мужи­ка цве­ты. Пошел, вру­чил Леонтьеву. И пожал ему руку. А он был в пер­чат­ках с обре­зан­ны­ми паль­ца­ми. И эти пер­чат­ки выжи­мать мож­но было. Странно, на этой песне он вооб­ще не дви­гал­ся. Но при этом он мок­рый был насквозь. Такая вот арти­сти­че­ская отда­ча».

Держать паузу

Между преды­ду­щим, деся­тым и нынеш­ним, один­на­дца­тым аль­бо­мом про­шло девять лет. Для музы­кан­тов это серьез­ная пау­за. Спрашиваю музы­кан­тов – поче­му жда­ли так дол­го?

«Набрать десять песен для аль­бо­ма – слож­но­сти нет, – гово­рит Юрий Слатов. – Но не хочет­ся выда­вать  дежур­ные вещи. Человек, кото­рый поку­па­ет аль­бом «Голубых бере­тов», не услы­шит там чего-​то раз­вле­ка­тель­но­го. В афган­ских пес­нях с ново­го аль­бо­ма часто упо­треб­ля­ет­ся сло­во «шура­ви» – так назы­ва­ли совет­ских сол­дат в Афганистане. И дей­стви­тель­но, мы – навсе­гда шура­ви. И гор­дим­ся этим. Хотя нас все мень­ше и мень­ше».