10 ошибок в белорусской речи, которые мы делаем под влиянием русского языка
Amigo S
Телевид — объявление бегущей строкой на ТВ
Телевид — настоящее цифровое кабельное телевидение

10 ошибок в белорусской речи, которые мы делаем под влиянием русского языка

Это груст­но, но, живя в Беларуси и имея свой язык, вла­де­ем мы им не очень хоро­шо. Как пра­ви­ло, из-​за того, что пер­вой в дет­стве усва­и­ва­ем (и чаще слы­шим) рус­скую речь. Поэтому на школь­ных уро­ках бело­рус­ско­го мы слу­чай­но пере­но­сим из рус­ско­го язы­ка более при­выч­ные нам фор­мы слов, уда­ре­ния и непод­хо­дя­щие пред­ло­ги в паде­жах. TUT.BY попро­бо­вал соста­вить спи­сок из 10 подоб­ных оши­бок и неслож­ных объ­яс­не­ний, как надо было ска­зать пра­виль­но. И да, этот мате­ри­ал напи­сан по-​русски, что­бы его про­чи­та­ло боль­ше людей и сде­ла­ло мень­ше оши­бок.

1. Заново учимся понимать часы

«Четверть пято­го», «пол­ше­сто­го» — зачем что-​то доду­мы­вать, если по-​белорусски мож­но ска­зать так же, толь­ко пере­ве­сти сло­ва? Но это не про­ка­тит: фор­мы обо­зна­че­ния вре­ме­ни в бело­рус­ском дру­гие.

Нужен пред­лог! Правильно будет «чвэр­ць на пятую». А малень­кое «пол­ше­сто­го» пре­вра­ща­ет­ся в «пало­ву на шостую». Помните это, когда буде­те объ­яс­нять учи­те­лю бело­рус­ско­го, поче­му вы опоз­да­ли на урок к «чвэр­ці на дзя­ся­тую».

Кстати, мож­но гово­рить и «у пяць», и «а пятай», так что здесь запо­ми­нать мож­но мень­ше.

2. Избегаем причастий

«Вода, кипя­щая в кастрю­ле», «поезд, еду­щий до Бреста», «солн­це, вста­ю­щее непри­выч­но рано» — для рус­ской речи все эти сло­во­со­че­та­ния вполне есте­ствен­ны. Когда мы начи­на­ем гово­рить по-​белорусски, по при­выч­ке про­дол­жа­ем обра­зо­вы­вать похо­жие фра­зы. Только полу­ча­ет­ся это как-​то кри­вень­ко и некра­си­во. И это ощу­ще­ние вас не под­во­дит — луч­ше от при­ча­стий избав­лять­ся.

Вместо «ігра­ю­чы на гіта­ры музы­кант» ска­жи­те «музы­кант, які грае на гіта­ры» — смысл не поме­ня­ет­ся, но буде­те зву­чать более аутен­тич­но. И помни­те, что воз­врат­ных при­ча­стий в бело­рус­ском вооб­ще не быва­ет. Никаких смя­ю­чых­ся дзя­цей, калі лас­ка!

3. Отличаем девочек от мальчиков

«Сашин дом» — это дом девоч­ки Саши или маль­чи­ка Саши? Вот «Сашаў дом», оче­вид­но, дом маль­чи­ка. Как мы это поня­ли? По суф­фик­су.

В рус­ском язы­ке при­тя­жа­тель­ные при­ла­га­тель­ные (а о них сей­час и речь) обра­зу­ют­ся оди­на­ко­во, неза­ви­си­мо от пола чело­ве­ка. По это­му же шаб­ло­ну мы пыта­ем­ся обра­зо­вать их и в бело­рус­ском — и полу­ча­ет­ся фэйл. Здесь все слег­ка слож­нее: для дев­чо­нок берем суф­фикс -ін (или -ын) — «Сашын дом», для маль­чи­шек берем -аў/​-​оў (или еў/​ёў) — «Сашаў дом».

То же самое каса­ет­ся слу­ча­ев с абодва/​абедзве, два/​дзве и, соот­вет­ствен­но, их фор­ма­ми: два пін­жа­кі, але дзве кашулі, дву­ма пін­жа­ка­мі, але дзвю­ма кашу­ля­мі. Но кое-​где за этим и в рус­ском сле­дить надо (мы про оба/​обе), про­сто напо­ми­на­ем. А вот на слож­ные сло­ва это не рас­про­стра­ня­ет­ся: по-​белорусски кино­те­атр тоже будет «двух­заль­ны», несмот­ря на то что «заля» — жен­ско­го рода. Ладно-​ладно, все.

4. Миксуем с, ш, ц, ж, ш

Когда-​то мы выучи­ли незыб­ле­мое «как слы­шит­ся — так и пишет­ся» и пере­ста­ли парить­ся по пово­ду бело­рус­ско­го вооб­ще. К тому же еще и ста­ли читать так же, как все напи­са­но. «Сшытак» про­из­но­сим через «с», «наеш­ся» через «ш».

На самом же деле в бело­рус­ской фоне­ти­ке все устро­е­но куда хит­рее: перед шипя­щим сви­стя­щий тоже пре­вра­ща­ет­ся в шипя­щий. И наобо­рот — шипя­щий, если сто­ит перед сви­стя­щим, соот­вет­ствен­но — в сви­стя­щий. То есть наши при­ме­ры сто­ит читать как «шшы­так» и «наес­ся». Прислушайтесь к сво­им бабуш­кам: мно­гие из них так и гово­рят.

5. Избавляемся от -ге, -ке, -хе

Дательный падеж — одно из стрем­ных мест в бело­рус­ском язы­ке. Довольно слож­но инту­и­тив­но понять, что нуж­но гово­рить «рацэ», а не «раке», если с дет­ства гово­ришь по-​русски. Для мно­гих слож­но запом­нить, в каких же слу­ча­ях часть сло­ва транс­фор­ми­ру­ет­ся, поэто­му такие попыт­ки про­ис­хо­дят где надо и где не надо.

На деле все про­сто: если по прин­ци­пу рус­ско­го язы­ка в этом слу­чае у вас полу­чи­лось бы сло­во, окан­чи­ва­ю­ще­е­ся на -ге («кні­ге»), -ке («мас­ке»), -хе («стра­хе»), то опре­де­лен­но точ­но надо изба­вить­ся от этих окон­ча­ний и ска­зать ина­че. А имен­но: «кні­зе», «мас­цы», «стра­се».

6. Проникаемся феминизмом (и не только)

Не то что­бы феми­низ­мом, но равен­ством полов. Помните, что в рус­ском муж­чине надо «женить­ся на ком-​то», а в бело­рус­ском — «ажаніц­ца з кім­сь­ці». Партнерские отно­ше­ния, все дела.

Вообще-​то, таких под­вод­ных кам­ней с пред­ло­га­ми куда боль­ше. К при­ме­ру, по-​русски мы «идем за яго­да­ми», а по-​белорусски — «ідзем па яга­ды». Из попу­ляр­но­го — не «болеть грип­пом», а «хвар­эць на грып» (тоже при­го­дит­ся в шко­ле, когда при­дет­ся объ­яс­нять свое отсут­ствие на уро­ках). Но если мы будем пере­чис­лять здесь все, напи­шем еще один учеб­ник. Просто возь­ми­те какое-​нибудь посо­бие и поста­рай­тесь запом­нить основ­ные такие слу­чаи.

7. Думаем перед сказанным

Омонимы — это раз­ные по зна­че­нию сло­ва, но оди­на­ко­вые по зву­ча­нию и/​или опи­са­нию. Обычно мы вспо­ми­на­ем их в рам­ках одно­го язы­ка, но есть и межъ­язы­ко­вые. Они-​то и меша­ют нам гово­рить пра­виль­но: вме­сто нуж­но­го бело­рус­ско­го сло­ва мы берем рус­ское и дела­ем вид, что все ок.

Классический при­мер — «неде­ля» и «няд­зе­ля» (вос­кре­се­нье). То есть вме­сто того, что­бы вспом­нить сло­во «тыд­зень», мы ино­гда гово­рим «няд­зе­ля» и выгля­дим неле­по. Точно такая же исто­рия с рус­ским «часом» и бело­рус­ским «часам» (вре­ме­нем). Из более слож­ных слу­ча­ев: «адказ» (ответ) вме­сто «адмо­ва» (отказ).

8. Ставим ударения на место

А есть и дру­гая ситу­а­ция: сло­во само по себе вро­де оди­на­ко­вое, но уда­ре­ние раз­ное.

Примеры:

  • одинна­дцать, но адзінацца­ць;
  • воду (В.п.), но ваду;
  • усы, но вусы;
  • занятый, но заняты.

9. Не переусердствуем

В бело­рус­ском язы­ке есть уни­каль­ный звук [дж] — порой мы неволь­но ста­ра­ем­ся под­су­нуть его в раз­ные места. Даже в те, где он не нужен! А что, кра­си­во.

Правда, в ито­ге мы выгля­дим глу­по. Смотрите сами: есть сло­во «напру­жа­ны», кото­рое в уст­ной речи ино­гда пре­вра­ща­ет­ся в «напруд­жа­ны». Эта ошиб­ка вырас­та­ет из незна­ния чере­до­ва­ния зву­ков. «Дж» и «дз» могут появить­ся толь­ко на месте «д» (как в при­ме­ре «хада — хад­зі­ць»). В сло­ве «напру­жа­ны» ника­ких «д» в этом месте нет, как ни кру­ти. «Напружыцца» — ника­ких наме­ков на «дж»! Вот и не надо там эту бук­ву при­ду­мы­вать.

10. Копаем глубже

Мы зна­ем, что «пого­да» пере­во­дит­ся как «надвор’е», поэто­му исполь­зу­ем это сло­во, а про «паго­ду» забы­ва­ем. Но вообще-​то в бело­рус­ском тоже есть такое сло­во. Просто «надвор’е» — это состо­я­ние в кон­крет­ное вре­мя, а вот сло­во «паго­да» обла­да­ет еще и допол­ни­тель­ным зна­че­ни­ем — «добрае надвор’е».

Так что, инте­ре­су­ясь язы­ком, мож­но обо­га­тить свою речь без осо­бо­го напря­га. Удивите, если не себя, то хотя бы сво­е­го учи­те­ля бело­рус­ско­го!

Для под­го­тов­ки тек­ста TUT.BY исполь­зо­вал кни­гу «Стыльна па-​беларуску» Вероники Бондарович.