Один день с...
Телевид — объявление бегущей строкой на ТВ
Телевид — настоящее цифровое кабельное телевидение
Автосервис ГАСС. Вакансии

Приемное отделение: в круговороте бумаг, больных и пьяных

Заполнение различных бумаг - неотъемлемая часть работы медработникаПремьерный мате­ри­ал новой для нашей газе­ты руб­ри­ки «Один день с…» был посвя­щен работ­ни­кам Речицкой стан­ции ско­рой меди­цин­ской помо­щи. О ком рас­ска­зать даль­ше? С кем с поль­зой для себя, а глав­ное – для чита­те­ля про­ве­сти вре­мя? Казалось бы, вопро­сы про­стые, но ответ на них полу­чить совсем не про­сто: ведь раз­лич­ных служб, обес­пе­чи­ва­ю­щих нашу жиз­не­де­я­тель­ность, в горо­де мно­го, и в каж­дой из них, навер­ня­ка, най­дет­ся что-​то инте­рес­ное. И все же вновь было реше­но оста­но­вить­ся на меди­цине. Почему? Необходимо как-​то логи­че­ски закон­чить наш пер­вый рас­сказ о «Скорой». Оказав первую меди­цин­скую помощь, она, в слу­чае надоб­но­сти, куда везет боль­но­го? Правильно, в при­ем­ный покой боль­ни­цы. Помните зна­ме­ни­тый аме­ри­кан­ский сери­ал «Скорая помощь» с непод­ра­жа­е­мым Джорджем Клуни в роли вра­ча Дага Росса? А эту фра­зу, став­шую клас­си­кой жан­ра: «Доктор, мы его теря­ем!». В место, где рабо­та­ют речиц­кие Россы и где, не дай Бог, кинош­ная фра­за вполне может напол­нить­ся реаль­ным содер­жа­ни­ем, и отпра­вил­ся ваш кор­ре­спон­дент.

Итак, пят­ни­ца, 10 декаб­ря, поло­ви­на седь­мо­го вече­ра. В при­ем­ном покое Речицкой ЦРБ немно­го­люд­но: врач-​травматолог Сергей Фомин, врач-​терапевт Оксана Хвостова и мед­сест­ра Людмила Быльчинская. Все трое погру­же­ны в напи­са­ние каких-​то бумаг. Оказалось, идет оформ­ле­ние боль­но­го, посту­пив­ше­го на «Скорой». У пен­си­о­не­ра, два года назад пере­нес­ше­го инсульт, пере­лом шей­ки бед­ра. Травма, гово­рит Сергей Михайлович, весь­ма типич­ная для людей пожи­ло­го воз­рас­та. А тут еще снег, голо­лед. Неудивительно, что коли­че­ство обра­ще­ний к врачам-​травматологам уве­ли­чи­лось где-​то втрое. Так, за пят­ни­цу лишь в поли­кли­ни­ке врач-​травматолог Фомин при­нял 35 чело­век, столь­ко же – и его кол­ле­га. Как поли­кли­ни­ка закры­лась, паци­ен­ты с трав­ма­ми посту­па­ют в при­ем­ный покой ЦРБ.
Но, конеч­но, не толь­ко с трав­ма­ми сюда везут и сюда при­хо­дят люди. Заболевания самые раз­но­об­раз­ные, поэто­му, кро­ме трав­ма­то­ло­га и тера­пев­та, здесь рабо­та­ют два хирур­га, два реани­ма­то­ло­га, нар­ко­лог, пси­хи­атр. Круглые сут­ки рабо­та­ют рент­ген и лабо­ра­то­рия, где дела­ют ана­ли­зы. Надо ска­зать, раз­лич­ные служ­бы и спе­ци­а­ли­сты вза­и­мо­дей­ству­ют очень сла­жен­но, а ина­че нель­зя, ведь рабо­та в при­ем­ном покое напо­ми­на­ет кон­вей­ер, где сбой в рабо­те какого-​то одно­го «узла» при­во­дит к оста­нов­ке все­го про­цес­са. А эта оста­нов­ка вполне может закон­чить­ся при­ве­ден­ной выше фра­зой.
Только отпра­ви­ли дедуш­ку в трав­ма­то­ло­ги­че­ское отде­ле­ние, как сотруд­ни­ки ГАИ при­вез­ли на осви­де­тель­ство­ва­ние на пред­мет упо­треб­ле­ния алко­го­ля води­те­ля лег­ко­вуш­ки. Молодой чело­век – работ­ник метиз­но­го заво­да – узнав, что здесь есть кор­ре­спон­дент «Телевида», не на шут­ку испу­гал­ся, но, выяс­нив, что фото­гра­фи­ро­вать его никто не будет, с види­мым облег­че­ни­ем при­нял­ся ста­ра­тель­но выпол­нять ука­за­ния врача-​психотерапевта Игоря Боброва. Этот испуг води­те­ля, ока­зав­ше­го­ся, как и сле­до­ва­ло ожи­дать, в состо­я­нии алко­голь­но­го опья­не­ния, натолк­нул на мысль, что глас­ность в таких слу­ча­ях сыг­ра­ла бы суще­ствен­ную роль в умень­ше­нии коли­че­ства пья­ных за рулем. Печатать их фами­лии в газе­тах, конеч­но, пра­виль­но, но еще более дей­ствен­но было бы выве­ши­вать фото­гра­фии потен­ци­аль­ных убийц на все­об­щее обо­зре­ние где-​нибудь в цен­тре горо­да.
На часах 19.30, толь­ко закон­чи­лось бума­го­твор­че­ство с нетрез­вым води­те­лем, как в отде­ле­ние при­шел моло­дой чело­век с гной­ни­ком на ноге. Болит, мол, насту­пить не могу. При осмот­ре хирург Юрий Барсуков опре­де­лил, что это обыч­ный сухой мозоль, кото­рый уда­лять нель­зя. Юрий Иванович посо­ве­то­вал пар­ню обра­тить­ся к дер­ма­то­ло­гу и сел запол­нять соот­вет­ству­ю­щие блан­ки.
Вообще раз­лич­но­го рода блан­ков, жур­на­лов, кото­рые необ­хо­ди­мо запол­нить при обра­ще­нии паци­ен­та или сра­зу после него, более чем доста­точ­но. В этом вра­чи и сред­ний мед­пер­со­нал при­ем­но­го отде­ле­ния ничем не отли­ча­ют­ся от мед­ра­бот­ни­ков, ска­жем, поли­кли­ни­ки. Только вот запол­нять их при­хо­дит­ся не днем в спо­кой­ной обста­нов­ке мед­ка­би­не­та, а вече­ром или ночью, при­мо­стив­шись к кра­еш­ку сто­ла в бес­по­кой­ном при­ем­ном покое, бур­ля­щем от тре­лей теле­фо­нов, наплы­ва боль­ных, их род­ствен­ни­ков и пред­ста­ви­те­лей еще одной, самой бес­по­кой­ной кате­го­рии паци­ен­тов – лиц, достав­лен­ных сотруд­ни­ка­ми мили­ции в состо­я­нии алко­голь­но­го опья­не­ния.
После закры­тия в Речице мед­вы­трез­ви­те­ля пья­ни­цы ста­ли насто­я­щей голов­ной болью для любо­го мед­ра­бот­ни­ка при­ем­но­го покоя. Но если врач, сде­лав свое дело, отправ­ля­ет­ся к себе в отде­ле­ние, то мед­сест­ра и сани­тар­ка оста­ют­ся с бес­по­кой­ным кон­тин­ген­том до тех пор, пока послед­ние не про­спят­ся. В про­цес­се их про­трезв­ле­ния про­ис­хо­дит вся­кое, при­чем нецен­зур­ная брань – наи­мень­шее из зол, доста­ю­щих­ся мед­ра­бот­ни­кам. В смот­ро­вой №1, кото­рую меди­ки окре­сти­ли ВИП-​комнатой и куда «скла­ди­ру­ют­ся» алка­ши, про­ис­хо­дит все что угод­но: от драк до оправ­ле­ния есте­ствен­ных чело­ве­че­ских потреб­но­стей. И если в пер­вом слу­чае на помощь при­хо­дят сотруд­ни­ки мили­ции (в при­ем­ном отде­ле­нии уста­нов­ле­на «тре­вож­ная кноп­ка»), то во вто­ром – лик­ви­ди­ро­вать послед­ствия ночев­ки при­хо­дит­ся сани­тар­ке.
На часах 20.00, пере­смен­ка. Место дежур­ной мед­сест­ры зани­ма­ет мед­брат Евгений Ермилов, меня­ет­ся и боль­шая часть вра­чей. Поток паци­ен­тов стал плот­нее. Вот хро­но­ло­гия собы­тий.
В пять минут девя­то­го из Холмеча муж­чи­на при­вез 12-​летнего сына. Буквально час назад маль­чик упал, есть подо­зре­ние на пере­лом руки. Пациент отправ­ля­ет­ся на рент­ген, по резуль­та­там кото­ро­го врач-​травматолог Сергей Фомин выно­сит свой вер­дикт: пере­ло­ма, к сча­стью, нет, но есть силь­ный ушиб (про себя отме­тил, что в этом слу­чае на запол­не­ние бумаг вре­ме­ни ушло боль­ше, чем на само рент­ге­нов­ское обсле­до­ва­ние). Да, кану­ли в Лету сним­ки на фото­плен­ке, теперь вся инфор­ма­ция выво­дит­ся на экран мони­то­ра, что и быст­рее, и дешев­ле.
В 20.10 с диа­гно­зом: «флег­мо­на кисти руки» на гос­пи­та­ли­за­цию из Василевичей посту­пил муж­чи­на. Раз диа­гноз уста­нов­лен, то мед­бра­ту Ермилову оста­ет­ся толь­ко запол­нить бланк исто­рии болез­ни.
В 20.25 из ней­ро­хи­рур­ги­че­ско­го отде­ле­ния област­ной боль­ни­цы «Скорая» при­вез­ла паци­ен­та 1947 г.р. Пенсионер про­хо­дил там лече­ние после пере­не­сен­но­го сотря­се­ния голов­но­го моз­га тяже­лой сте­пе­ни с пере­ло­мом сво­да чере­па. Гомельские ней­ро­хи­рур­ги про­ве­ли опе­ра­цию, а после­опе­ра­ци­он­ное вос­ста­нов­ле­ние паци­ент будет про­хо­дить по месту житель­ства, т.е. в трав­ма­то­ло­ги­че­ском отде­ле­нии ЦРБ.
В 20.50 в сопро­вож­де­нии мате­ри в при­ем­ном отде­ле­нии появ­ля­ет­ся жен­щи­на сред­них лет с жало­бой на силь­ную голов­ную боль. Осматривает паци­ент­ку врач-​невролог Сергей Таран. Диагноз: очень силь­ный при­ступ миг­ре­ни. Несмотря на уве­ще­ва­ния мате­ри, боль­ная от гос­пи­та­ли­за­ции отка­зы­ва­ет­ся. Что ж, с таким диа­гно­зом насиль­но никто удер­жи­вать не будет, сде­лан обез­бо­ли­ва­ю­щий укол, паци­ент­ка отправ­ля­ет­ся домой, а док­тор Таран – запол­нять бума­ги.
В 20.55 «Скорая» доста­ви­ла супру­же­скую пару. У жен­щи­ны, как пока­зал рент­ген, пере­лом реб­ра, гово­рит, что упа­ла. И немуд­ре­но, ведь по квар­ти­ре, по сло­вам фельд­ше­ра «Скорой», из-​за пустых буты­лок слож­но прой­ти, что­бы не спо­ткнуть­ся. И все же паде­ние из-​за них, повлек­шее пере­лом, меди­кам пред­став­ля­ет­ся мало­ве­ро­ят­ным. Скорее все­го, постра­дав­шая не поде­ли­ла с мужем послед­ний ста­кан «быр­ла», вот и при­чи­на трав­мы. Но догад­ка – не есть дока­за­тель­ство, а зна­чит, при­дет­ся обой­тись без мили­ции. Пострадавшей – тугая повяз­ка и постель­ный режим, док­то­ру Фомину – запол­не­ние бумаг.
Медбрат Евгений ЕрмиловА вот в этом слу­чае без мили­ции никак не обой­тись. В 22.05 на «Скорой» достав­ле­ны двое несо­вер­шен­но­лет­них бра­тьев, жите­лей д.Глыбов. Младший из них, 14-​летний под­ро­сток, спря­тал от пья­ной мате­ри бутыл­ку вина. Такой наг­ло­сти от отпрыс­ка роди­тель­ни­ца пере­не­сти не смог­ла и на поис­ки позва­ла сосе­да. «Мужской раз­го­вор» закон­чил­ся для маль­чиш­ки сотря­се­ни­ем моз­га. Евгений Ермилов инфор­ми­ру­ет о слу­чив­шем­ся РОВД и уже через 15 минут с постра­дав­шим бесе­ду­ет сотруд­ник мили­ции.
В 22.20 в при­ем­ное отде­ле­ние при­хо­дит муж­чи­на с жало­ба­ми на боли в желуд­ке. Проведенные ана­ли­зы и сни­мок брюш­ной поло­сти ника­ких про­блем не выяви­ли. Опытный хирург, заве­ду­ю­щий хирур­ги­че­ским отде­ле­ни­ем ЦРБ Сергей Верютин, назна­ча­ет сни­мок лег­ких. И что же? Разрыв лег­ко­го! Медбрат Ермилов зво­нит в «Скорую», необ­хо­ди­мо сроч­но вез­ти боль­но­го в тора­каль­ное отде­ле­ние област­ной боль­ни­цы.
Короткое зати­шье пре­ры­ва­ет­ся оче­ред­ной паци­ент­кой: «Скорая» при­вез­ла пья­ную жен­щи­ну с раз­би­той голо­вой. Осмотр, рент­ген, пере­вяз­ка, запол­не­ние бумаг…
На часах нача­ло две­на­дца­то­го, хочет­ся спать, но врач-​невролог Сергей Таран при­гла­ша­ет в смот­ро­вую, инте­рес­ный, мол, паци­ент посту­пил. Спасибо за при­гла­ше­ние, Сергей Григорьевич, но Вы уж как-​нибудь без меня, впе­чат­ле­ний от уви­ден­но­го и так более чем доста­точ­но, самое вре­мя вспом­нить пого­вор­ку «кто на что учил­ся» и отправ­лять­ся спать.
***
Честно при­зна­юсь, с такой эмо­ци­о­наль­ной нагруз­кой, как в этот вечер, мне рабо­тать дав­нень­ко не при­хо­ди­лось (газет­ная пло­щадь не поз­во­ля­ет даже вкрат­це рас­ска­зать еще о пяти паци­ен­тах, посту­пив­ших или при­шед­ших само­сто­я­тель­но в при­ем­ное отде­ле­ние). А меди­ки улы­ба­ют­ся, гово­рят, сего­дня спо­кой­но, навер­ное, бла­го­да­ря при­сут­ствию жур­на­ли­ста, Вы к нам поча­ще при­хо­ди­те. Конечно, чело­век при­вы­ка­ет ко мно­го­му и, при­ме­рив на себя то роль вра­ча, то – мед­бра­та, при­вык бы к тако­му рит­му и я. Но вот есть ли смысл в таком при­вы­ка­нии (во вся­ком слу­чае, мате­ри­аль­ный)? Как опла­чи­ва­ет­ся труд работ­ни­ков при­ем­но­го отде­ле­ния? Врачи, к кото­рым с подоб­ным вопро­сом обра­тил­ся, ушли от отве­та, гово­ря, что еще не полу­чи­ли на руки рас­чет­ные с новой зар­пла­той (напом­ню, что оче­ред­ное повы­ше­ние зар­плат бюд­жет­ни­ков про­изо­шло в нояб­ре). А вот сред­не­му мед­пер­со­на­лу и сани­тар­кам рас­чет­ные уже выда­ли. Конечно, зар­пла­та вырос­ла, но люди ожи­да­ли боль­ше­го. Не буду назы­вать циф­ры (в наше вре­мя это как-​то не при­ня­то), ска­жу лишь, что такой труд дол­жен опла­чи­вать­ся более достой­но.
Влад Макаревич